Главная страница

Кому будущее предъявит «водный счет»?

​Тенденциозный характер погодных аномалий уже сегодня ставит одни регионы мира перед угрозой периодических наводнений и штормовых ураганов, а другие – перед тотальной засухой и напряженностью в сфере водообеспечения. В этих условиях для Казахстана все более актуальными становятся вопросы соизмерения ресурсных возможностей с перспективами долгосрочного развития регионов.

В условиях климатических изменений

В характере нынешних погодных условий, как и в большой симфонии человеческой деятельности на Земле, есть немало диссонансных факторов, заставляющих скептиков пересмотреть свои взгляды по отношению к феномену глобальных климатических изменений. Аномальная жара, ставшая характерной особенностью нынешнего летнего сезона почти во всех уголках евразийского континента, небывалой силы ураганы и штормы, линчующие страны океанских побережий, невольно наводят на мысль, что «Игра престолов» – это детские забавы по сравнению с игрой, которую, судя по всему, затевает с нами природа.

В самом деле, сегодня ни одна часть света не остается без своей доли погодных «сюрпризов». К такому развороту событий явно никто не готов, и, как следствие, грозная стихия застает всех врас­плох. Вот и жители предгорной зоны Алматы ощутили на днях резкий приток адреналина в результате схода в районе ущелья Каргалы очередного селевого потока. К счастью, кроме треволнений и «вавилонского столпотворения» автотранспорта на улицах города, ничего худого сель не натворил, хотя все могло быть и хуже…

Между тем нынешнее лето в Казахстане сильно отличается от прошлых сезонов по уровню осадков, которых кот наплакал. Согласно данным Казгидромета, в течение минувшего месяца на значительной территории страны, за исключением западных областей, количество осадков было меньше нормы – 80%, в то время как испарение влаги из водоемов и почвы происходит перманентно и интенсивно.

К сожалению, как в глобальной, так и в региональной практике риски климатических изменений еще мало берутся в расчет при выстраивании общих контуров экономического и другого развития на перспективу. Науку и ее логику будто удалили из нашей реальности щелчком «мышки», в то время как для стран, подверженных текущим природным катаклизмам, характерно одно – полная обескураженность и обезоруженность перед грозными явлениями природы.

Казахстан по-прежнему остается одним из ключевых поставщиков энергоресурсов, зерна и муки, мясной и другой сельхозпродукции на рынки многих стран, внося свою лепту в общую стабильность мирового рынка и, конечно же, извлекая их этой практики соответствующую экономическую выгоду. Но вся эта производственная активность не обходится стране без значительных ресурсных затрат, в том числе пресной воды, запасы которых крайне ограничены, чтобы не думать об их великой ценности (не измеряемой в деньгах) и экономии.

По оценкам специалистов, при дальнейших темпах ускорения промышленного производства в стране в пределах 4% в год прогнозируемый рост объемов потребления воды в этой сфере к 2040 году составит около 35%. Наибольшие темпы потребления воды будут наблюдаться в горнодобывающей промышленности и электроэнергетической отрасли. В сельском хозяйстве с расширением орошаемых площадей до 2,1 млн га к 2040 году. В целом объемы потребления воды будут возрастать на 1,6% в год. Расчеты гидрологов показывают, что к 2040 году уровень водопотребления в нашей стране вырастет на 56% и составит порядка 25 млрд кубометров в год. Сегодня этот показатель оценивается в пределах 16 млрд кубометров.

Существует мнение, что какие-либо проблемы Казахстана и Цент­ральной Азии в целом, связанные с дефицитом ресурсов для устойчивого развития аграрного и другого производства, способны оказать негативное влияние на ситуацию мирового рынка. Напомним, на территории Казахстана имеется более 39 тыс. рек и логов, которые принадлежат к внутренним замкнутым бассейнам Каспийского (Урал, Эмба) и Аральского (Сырдарья) морей, а также озер – Балхаш (Или, Лепсы, Аксу, Карасу, Каратал и другие) и Алаколь (Эмель) и Тениз (Нура). Только река Иртыш относится к бассейну Северного Ледовитого океана. Наибольшей густотой речных сетей отличаются высокогорные районы Алтая, Джунгарского и Заилийского Алатау, менее густой – районы песчаных пустынь Приаралья и Прикаспия. В общей сложности, как показывают расчеты ученых, возможности Казахстана по использованию речной воды составляют не более 42,6 куб. км.

По мнению гидрологов, сегодня для стран Центральной Азии стабильность в водной сфере зависит от многих факторов, в том числе от цивилизованного подхода к вопросам совместного использования трансграничных рек и эффективного управления водными ресурсами внутри каж­дой страны. Но цивилизованность и эффективность в сфере водопользования без тотальной культуры бережливости – пустые звуки. Ведь, что греха-то таить, сегодня в плане расточительства и загрязнения окружающей среды, в том числе водоемов, мы не отстаем от жителей других час­тей света, превращающих свои реки и озера в мутные и грязные источники с полным набором всевозможных бактерий.

Примеров тому сколько угодно. Взять хотя бы недавний вопиющий случай, связанный со сливом грязной воды в Алаколь одной из гостиниц, расположенных в пляжной зоне. Данный факт примечателен и тем, что владельцем гостиницы является никто иной, как депутат маслихата Алматы, который, по идее, должен подавать другим пример бережливости и экологичности, а не устраивать на побережье озера «грязевые ванны» для купальщиков.

На фоне подобных тенденций приходится лишь удивляться тому, что делает с людьми урбанизация в ее рыночном обличье. В условиях пробелов в сфере массовой экологической культуры у отдельных представителей отечественного бизнеса складывается комплекс вседозволенности и потребительства по отношению к природным ресурсам. И если на эту ситуа­цию и далее смотреть сквозь пальцы либеральных ценностей и экономической прагматики, то не исключено, что в недалеком будущем нам также, как и в свое время Диогену, придется искать «человечность в людях» днем с огнем. Так или иначе, но с рациональным мышлением и чувством долга перед будущими поколениями у нас явно что-то не так, если, невзирая на факторы дефицита воды, в странах Центральной Азии по-прежнему продолжают практику культивации влаголюбивых сельхозкультур – хлопка и риса. Более того, находятся люди, которые вынашивают идеи создания новых городов там, где символами потребительского отношения к природе зияют «адские врата» газовых кратеров и на сотни верст окрест простираются белые пус­тыни былых морей.

Информация к размышлению: Туркестан

Если посмотреть на то, что сегодня происходит в странах с высокой плотностью населения, для которых засушливые периоды стали в буквальном смысле «казнью египетской», то приходится убеждаться в том, что большое население регионов хорошо лишь в смысле рынка потребления, но худо, когда приходится распределять ограниченные ресурсы на всех. Острый дефицит питьевой воды сегодня угрожает многим мегаполисам по всему миру, включая Москву, Пекин, Стамбул, Лондон, Токио и другие крупные города, в которых уровень водопотребления нарастает перманентно, по закону больших чисел. Но наиболее близко к «водному Армагеддону» находятся агломерации стран Ближнего Востока – Бахрейна, Кувейта, Палестины, Катара, Арабских Эмиратов, Израиля, Сау­довской Аравии, Омана и Ливана, исчерпавших запасы чистых грунтовых вод и все больше использующих (для технических и бытовых нужд) опресненную морскую воду.

С недавних пор к числу областных центров Казахстана добавился и город Туркестан. Несомненно, это событие можно было бы только приветствовать, учитывая историческую и культурную значимость города, если бы он не располагался в одном из самых знойных и засушливых регионов республики. Сегодня Туркестан активно застраивается в соответствии с общими планами развития, предусматривающими в том числе и туристические акценты его экономики. Но вот что интересно: учитываются ли в этих планах возможности водообеспечения населения Туркестана в долго­срочной перспективе, с учетом экономической и демографической картины будущего, роста потребности населения в питьевой и другой воде, причем, по меньшей мере, до 2050 года?

В 4-летней программе развития Туркестанской области на 2016–2020 годы содержится немало информации о задачах региона на эти годы. При этом в числе вызовов (очевидно, текущих) эксперты отмечают факторы нехватки поливной воды и неудовлетворительное состояние водохозяйственных систем. Среди проблемных аспектов текущего момента также выделены вопросы истощения потенциала земельных, водных, биологичес­ких и других ресурсов, что происходит в результате «кратко­срочной ориентации субъектов бизнеса на прибыль, дефицита финансирования и несоблюдения научно рекомендованных нормативов использования ресурсов». Но по большому счету эта толика разумных доводов экспертов заглушается апофеозными планами развития региона, без ответа на кардинально важный вопрос, особо значимый для Туркестана: за счет каких ресурсов и как будет обеспечиваться водная стабильность города в долгосрочной перспективе? Ведь всякое развитие по принципу «Алга, Казахстан!» здесь может привести к той же дилемме, перед которой некогда оказались жители древнего города Сыгнак, руины которого возвышаются неподалеку от Туркестана.

В известном произведении Булгакова «Мастер и Маргарита» есть весьма поучительное место, где Воланд спрашивает у своих собеседников: «Ежели бога нет, то кто же управляет жизнью человеческой на земле?» «Да сам человек и управляет», – заявляет ему поэт Иван Бездомный. На что тот резонно замечает: «Милейший, для того, чтобы управлять, нужно иметь конкретный план развития на перспективу, хотя бы лет на тысячу. Но позвольте, как же человек может управлять, а тем более строить перспективы будущего, если он не может ручаться за свой собственный завтрашний день?»

Согласно официальным данным, на сегодня численность населения Туркестана составляет порядка 163,7 тыс. человек. Разумеется, не пройдет и 10 лет, как это количество удвоится и, соответственно, увеличится нагрузка на систему водоснабжения города. Но это, можно сказать, ничто по сравнению с тем объемом, что требуется ежегодно на орошаемые сельхозугодия, значительную часть которых занимают хлопковые плантации.

Общая площадь орошаемых земель туркестанской зоны сос­тавляет порядка56 431 га, часть которых (29 562 га) снабжается за счет воды из Туркестанского магистрального канала, берущего начало из Бугунского водо­хранилища. Кроме того, на этой территории имеются 4 водохранилища – Актобе (8,74 млн кубометров), Кош-Корган (36 млн), Шерт (2,66 млн) и Сасык Булак (5,5 млн), которые обеспечивают поливной водой порядка 8 370 га орошаемых земель туркестанского оазиса.

Между тем, как отмечают ученые, при количестве выпадаю­щих в этом районе осадков 200 мм в год испаряемость достигает 1 350 мм. По коэффициенту увлажненности (Ку) данный район находится в самых жестких климатических условиях по сравнению с другими зонами хлопкосеяния Южного Казахстана. Так, в Туркестане наименьший уровень Ку составляет всего 0,15, в то время как в Шардаре – 0,16, Пахтарале – 0,23, в Шымкенте – 0,42. Особенно велик дефицит влаги в летнее время, когда за вегетационный период (июнь – сентябрь) выпадает всего 14% осадков, которые тут же испаряются. В то же время суммарное испарение с хлопковых плантаций составляет 705 мм при максимуме в августе 272 мм.

Простые расчеты показывают, что для достижения урожайнос­ти хлопковых полей 30–35 цент­неров с гектара необходимо влаги с интенсивностью полива порядка 20 литров в секунду. За 1 минуту – это уже 1 200 литров, а за 1 час водокачки – 72 тыс. литров воды. Безусловно, этого объема хватило бы для поддержания жизнедеятельности жителей целого микрорайона на неделю, а то и более. Вот и выходит, что когда мы говорим об урожаях хлопка, то явно не задумываемся над тем, сколько пресной воды на это нужно потратить, чтобы тот же хозяйственник вырастил и сдал рыночным маклерам эту продукцию. Причем произвел он ее за общий водный счет как ныне живущих, так и грядущих жителей региона.

Как полагают эксперты, в недалеком будущем у стран Цент­ральной Азии может вообще возникнуть дилемма: что важнее, хлопок или устойчивость социальной сферы и экологии региона в целом? С учетом этого уже сегодня следовало бы начать диверсификацию самой специфики хозяйственной деятельности районов, переориентировав их на менее водозатратные виды производства, развивать сферу услуг, ремесленничество, науку и прочие направления. Путь к снижению потребления воды лежит и через кардинальную модернизацию систем орошения сельхозугодий – технологичес­кое обновление. Но при всем при этом более высокие гарантии на будущее может дать только оптимальная и взвешенная система планирования перспектив, выработанная к тому же всем миром, а не одним «летописцем».

Автор:
Досжан Нургалиев
11:13, 23 Августа 2019
0
456
Подписка

Популярное