Главная страница

Карл Великий в археологии

Специалистам еще предстоит оценить вклад выдающегося ученого-археолога, первого академика отечественной археологии, первооткрывателя древних городов Казахстана, основателя и первого директора Института археологии им. А. Маргулана Карла Байпакова в развитие науки и подготовку научно-педагогических кадров республики.

Яркий представитель научной и культурной элиты Казахстана, талантливый ученый и педагог, истинный патриот, честный, порядочный человек, снискавший уважение в обществе и обладавший непререкаемым авторитетом в науке.

Государственные и общественные регалии ученого говорят сами за себя: доктор исторических наук, лауреат первой премии им. Ч. Валиханова Академии наук Казахской ССР, член-корреспондент Национальной академии наук РК, профессор археологии, заслуженный деятель науки и техники, академик НАН РК, кавалер орденов «Парасат» и «Барыс» III cтепени, лауреат Государственной премии РК в области науки и техники им. аль-Фараби, почетный гражданин города Алматы. Карл Байпаков награж­ден медалью ЮНЕСКО за вклад в развитие мировой науки, дипломом и памятным знаком Стран экономического содружества «за вклад в изучение духовного развития мусульманских стран» в номинации «История, культура, литература и изобразительное искусство». Как «Лучший автор» РК ученый удостоен серебряной медали им. А. Байтурсынова Ассоциации вузов РК.

Родительский дом – начало начал

Карл Байпаков родился 17 нояб­ря 1940 года в Талгаре в интеллигентной интернацио­нальной семье педагогов. Его дед по отцу – Байпак – участник Каркаринского восстания 1916 года, известного в народной памяти как восстание албанов против царcкого указа о мобилизации в армию на тыловые работы «инородческого» мужского населения в возрасте от 19 до 43 лет. Восстание было жестоко подавлено силой оружия, полевыми судами с виселицами. Вымерли целые волости, в одной только семье Байпака убиты 13 человек.

Байпак, как и многие казахи, осознавая безвыходность положения, доведенный карательными отрядами до отчаяния, спасая семью, был вынужден откочевать в Китай. Он вернулся из Илийского округа в родные края после установления советской власти в Казахстане с большой на­деждой на справедливость нового режима и улучшение жизни. В 1918 году помогал возвращению из Синьцзяна других беженцев. Его настойчивые просьбы способствовали открытию в Нарынколе четырехклассной русско-казахской школы при пограничной воинской части.

История семьи Байпака на чужбине и в советский период хрестоматийно соотносится с жизнью страны. Глава семьи пострадал от насильственной коллективизации и вскоре скончался. Из шес­ти сыновей большие надежды Байпак возлагал на Манапа и Молдахмета, которых с детства обучал русскому языку. Манап трудился на низовой советской работе, но разделил судьбу многих земляков в сталинской тюрьме. Его мать Замила прошла тяжелые испытания: одна после кончины супруга поднимала детей и внуков, дала им высшее образование.

Младший сын Байпака и Замилы – Молдахмет – в 1934 году поступил в КазПИ им. Абая. Он был среди 12 выпускников исторического факультета 1938 года, его направили в распоряжение Наркомпроса КазССР. Этот же факультет с отличием окончила в 1940 году и Лидия Ивановна Баландина – супруга Молдахмета Байпакова. В приказе КазПИ № 2-90 от 9 июля 1939 года имя студентки 3-го курса Баландиной стоит первым среди 29 студентов –отличников и ударников учебы, направленных вузом на экскурсию по маршруту Москва – Ленинград.

Со столицей Советского Союза была связана творческая деятельность Лидии Ивановны: после окончания Арзамасского педагогического техникума с 1934-го по 1 марта 1935 года она работала в Государственном литературном музее города Мос­квы под руководством первого директора музея Владимира Бонч-Бруевича. В семейном архиве Карла Байпакова хранится справка о трудовом стаже Лидии Ивановны за подписью самого В. Д. Бонч-Бруевича. К сожалению, о ее родителях известно мало: они происходили из крестьян и умерли в 1930-м.

Родители Карла преподавали историю в школах станиц Иссык и Талгар. Летом 1940 года Молдахмет Байпаков был назначен директором средней школы № 1 Талгара. Здесь же преподавала и его супруга Лидия Ивановна до 1954 года, затем – в Талгарском сельскохозяйственном техникуме.

«Рауан, найди моего Карла…»

Детство Карла Байпакова совпало с трагическим временем Великой Отечественной войны и тяжелого послевоенного восстановления народного хозяйства.

В 1942-м Молдахмет Байпаков был призван в ряды Красной Армии. Он окончил краткосрочные курсы Камышинского танкового училища, эвакуированного с Волги в Актюбинскую область. Фронтовые письма офицера были полны любви к своей семье. В письме другу Рауану Кожабекову в 1944 году Молдахмет писал: «Положение трудное. Стоим на Украине. Рауан, найди моего Карла, узнай, как у него дела». В последний раз он видел своего первенца после окончания училища, перед самой отправкой на фронт, когда поезд прибыл на станцию Алма-Ата-1...

Гвардии лейтенант командир танка Молдахмет Байпаков геройски погиб на фронте 3 марта 1944 года в боях за освобождение Украины. Через 69 лет, в 2013-м, волонтеры нашли место захоронения офицера из Казахстана, его имя было увековечено на мемориальной плите обелиска воинам-освободителям.

Реабилитация брата

27 мая 1958 года Военная коллегия Верховного Суда СССР посмертно реабилитировала Манапа Байпакова. Именно в это время его брат (у казахов нет понятия «племянник») Карл Байпаков оканчивает с золотой медалью среднюю школу № 1 в Талгаре.

В почтенном возрасте 90 лет покидает этот мир в 1958-м Замила – бабушка Карла, которая надеялась, что очаг ее младшего сына Молдахмета не потухнет, а для внука Карла с реабилитацией Манапа открывается дорога в этой жизни.

В этом же году Карл поступил на исторический факультет Ленинградского государственного университета.

Археология превыше всего!

В престижнейшем вузе Советского Союза преподавали светила археологической науки с мировыми именами. Здесь трудились Михаил Илларионович Артамонов – основатель хазароведения, последовательный защитник скифологии, завкафедрой археологии, директор Государственного Эрмитажа, Михаил Петрович Грязнов – известнейший специалист в области эпохи бронзы и раннего железного века Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии, Борис Борисович Пиотровский – знаменитый археолог, востоковед из семьи потомственных дворян, лауреат Сталинской премии в области науки и техники за монографию «История и культура Урарту».

В университете, специализируясь по археологии под руководством Вадима Михайловича Массона, Карл Байпаков в дополнение учебной программы прошел специальные курсы «Бронзовый век лесостепной и степной полосы европейской части СССР», «Шнуровая керамика», а также специальные семинары – «Эпоха бронзы и раннего железа европейской части СССР», «Первобытное искусство», «Северное Причерноморье в античную эпоху», «Неолит на территории СССР», «Введение в археологию Средней Азии», «Археология Сибири», «Археология Передней Азии». Одно только перечисление этих курсов показывает не только обширную географию археологических изысканий ученых, но и в первую очередь направленность учебной программы крупнейшего классического университета Советского Союза на формирование комплексного представления об археологии как научной сфере знаний со своим особым источником и методами исследования.

Не случайно наряду с общей традиционной специальностью «историк» велась основательная подготовка по другой, самостоя­тельной специальности «историк-археолог». Кроме того, будучи студентом, Карл участвовал в археологических раскопках в пустынях Южного Туркменистана, а также в раскопках древнего Мерва в экспедиции основателя среднеазиатской археологичес­кой школы академика АН Турк­менской ССР Михаила Евгеньевича Массона.

Благодаря поддержке Евгении Ивановны Агеевой – руководителя Таразской археологической экспедиции АН КазССР, выпускницы ЛГУ, студент Карл Байпаков летом 1962 года впервые познакомился с памятниками Отрарского оазиса и собрал коллекцию керамики. Материалы научной командировки стали основой его дипломной работы «Археология Отрарского оазиса».


Так, еще в 60-е годы богатый на древние артефакты Отрарский оазис – большая по площади территория с городищами, ирригационными системами, некрополями на месте слияния могучей реки Сырдарьи и Арыси – стал объектом научного выбора на всю жизнь и прославил имя Байпакова в мировой науке.

Страна номадов с городами

Молодой специалист, получивший великолепное образование в ЛГУ, вернулся в Казахстан и поступил 1 октября 1963 года в очную аспирантуру Института истории, археологии и этнографии АН КазССР (ИИАЭ). Его научным руководителем был утвержден Кималь Акишевич Акишев – один из основателей археологической школы Казахстана.

Уже в первый год обучения аспирант издал две статьи по историографии – «Археологическая литература в изданиях АН Каз­ ССР в 1946–1962 гг.» и «К вопросу о локализации главного города Отрарского оазиса в IX–XI вв.» в журнале АН СССР «Советская археология» и в Археологическом сборнике (Ленинград). Кстати, журнал «Советская археология» стал издаваться с 1957 года, и к моменту выхода статьи Карла Байпакова в нем была напечатана лишь одна статья из Казахстана в 1961-м – кандидата историчес­ких наук Хасана Алпысбаева, специалиста по палеолиту.

Аспирант Байпаков проявил себя как способный и инициативный исследователь, в 1963–1965 годах он – коллектор Семиреченской археологической экспедиции АН КазССР, с 1965 года – начальник отряда, что позволило ему досрочно 26 сентября 1966 года защитить кандидатскую диссертацию «Средневековые города и поселения Семиречья (VII–XII вв.)».

В производственной характеристике за подписью директора института, тогда члена-коррес­пондента АН КазССР Акая Нусупбековича Нусупбекова, подчеркнуто: «В условиях полевых работ К. М. Байпаков показал организаторские способности, умение работать с людьми, умело проводить самостоятельные археологические работы на долж­ном методическом уровне».

С ноября 1966 года Карл Байпаков – младший научный сотрудник отдела археологии, с 1971-го – старший научный сотрудник, с 31 октября 1973 года – заведующий отделом средневековой археологии Казахстана, с 1 июня 1989-го – руководитель Археологического центра и заместитель директора института.

Именно в это время состоялось мое знакомство с доктором исторических наук Карлом Байпаковым: в апреле 1989 года я была приглашена на должность ученого секретаря отделения общественных наук АН КазССР после окончания аспирантуры Новосибирского государственного университета. Яркая, харизматичная личность Карла Молдахметовича запомнилась с первых минут нашей встречи, этот человек вызывал симпатию и доверие, чувствовались его глубокая внутренняя культура и доброта.

Выполняя свой долг

Один из запомнившихся моментов совместной работы с Карлом Молдахметовичем – лето 1989 года в составе комиссии ЦК Компартии Казахстана по постановлению Бюро ЦК КПК от 17 июля 1976 года «О книге О. О. Сулейменова «Аз и Я».

Карл Молдахметович одним из первых высказал мнение, что автор книги «Аз и Я» исследует историю взаимоотношений Руси и Степи, придерживаясь концепции историзма, пытаясь последовательно осуществить широкий научный подход к событиям древней истории славянских и тюркских народов, что дает понимание сопричастности истории нашего народа к общей истории человеческой цивилизации.

Карл Байпаков приводил вес­кие аргументы, что позиция Олжаса Сулейменова полностью совпадает с положениями и выводами фундаментальных исследований известных ученых-востоковедов Казахстана, России и Франции: А. Х. Маргулана, С. П. Толстова, Т. А. Жданко, П. Бриана и других ученых о тес­ной и органической связи кочевой и земледельческой культур Степи и Руси.

Исследование Сулейменова, по мнению ученого-археолога Байпакова, не ограничивается национально-территориальными рамками и в полной мере способно воспитать чувство уважения к истории, культуре, обычаям соседних народов. Такая работа раскрепощает ум и раздвигает горизонты познания, заставляет пересмотреть и переосмыслить некогда устоявшиеся абсолютные истины и стереотипы самой науки. Исходя из сказанного, следует принять меры по реабилитации имени знаменитого поэта и общественного деятеля Олжаса Омаровича Сулейменова, открыто признать неверными политические и идеологические ярлыки и снять цензурный запрет с книги «Аз и Я».

Четкая и принципиальная позиция Карла Байпакова и других ученых академии нашла отражение в тексте заключения комиссии ЦК КП Казахстана. 16 августа 1989 года Бюро ЦК КПК отменило свое постановление «О книге О. О. Сулейменова «Аз и Я» 1976 года, принятое под нажимом Москвы, ЦК КПСС и АН СССР. Это справедливое, хотя и запоздалое решение все ученые восприняли с большим удовлетворением.

Кстати, именно стихи Олжаса Омаровича из его сборника «Определение берега» стали эпиграфами к разделам фундаментальной научной монографии Карла Байпакова «Средневековые города Казахстана на Великом Шелковом пути», изданной в 1998 году в рамках реализации проекта ЮНЕСКО по комплексному исследованию роли знаменитой трассы в интеграции культур кочевых и оседлых народов Евразии. Ученому импонировало гражданское кредо поэта Олжаса Сулейменова, сформированное им самим в начале творческого пути: «Если мне удастся возвысить родную степь, не унижая чужие горы, я буду считать, что выполнил свой долг перед своей землей, перед своим народом».

Альтернативы не было

Карл Молдахметович был предельно скромен, в какой-то мере даже скуп на слова, всегда лаконично, как устно, так и письменно излагал свои мысли и аргументы по поводу текущей и перспективной работы научного коллектива, с почтением относился к археологам старшего поколения и был ровен во взаимоотношениях с коллегами.

Но когда речь заходила об археологическом открытии коллег или презентации членам отделения общественных наук развалин древнего города Тальхира на окраине его родного Талгара, тогда красивая и образная речь Карла Молдахметовича так и лилась, плавно «перерастая» самого энтузиаста научных поисков и открытий. Он гордился своей профессией и причастностью своей семьи и родителей к истории древнего Талгара! Он смог передать нам чувство, что археология всегда будет окутана ореолом романтики и в ней могут состояться только избранные историки.

Благодаря авторитету архео­логической школы и усилиям Карла Молдахметовича на базе Археологического центра ИИАЭ был организован Институт архео­логии в соответствии с постановлением Кабинета министров КазССР № 496 от 28 августа 1991 года. Исполнять обязанности директора нового института до избрания по конкурсу отделение общественных наук поручило Карлу Байпакову.

Общая атмосфера в организации науки Казахстана тогда была крайне удручающая: свертывалось государственное финансирование фундаментальной науки и научных экспедиций, руководители НИИ были вынуж­дены искать дополнительные источники финансирования и новые заказы, предлагать услуги различным организациям на коммерческой основе. Молодые кадры уходили в бизнес, в лучшем случае – на педагогическую деятельность, которая гарантировала заработную плату.

12 ноября 1991 года состоялось общее собрание трудового коллектива Института археологии, на котором Карл Байпаков изложил свою программу, отвечая на вызовы времени и предупреждая коллег: «…не будем строить воздушные замки. Наша главная задача сейчас – сохранить то, что мы имеем, на этом уровне. И это уже очень много».

Протокол собрания показывает поиск путей сохранения самого научного коллектива, решимость ученых «выжить» в условиях рыночной экономики, но не любой ценой, а достойно, сохранив кадры, не покалечив судьбы людей. По мнению академика Манаша Кабашевича Козыбаева, присутствовавшего на этом собрании, «если это удастся – то это уже будет большое достижение».

Вот в такой сложной обстановке приходилось существовать академической науке, а Карлу Молдахметовичу – еще и взять на себя ответственность за судьбу коллектива и археологической науки. Его кандидатуру с большой надеждой поддержали также К. А. Акишев, З. С. Самашев, В. А. Грошев, Е. А. Смагулов, Ж. К. Курманкулов и другие известные историки и археологи.

В те годы решение трудового коллектива передавалось на рассмотрение общего собрания соответствующего отделения наук и затем утверждалось президиумом Академии наук Казахской ССР. Между этими собраниями произошел распад СССР, бывшие союзные республики должны были найти собственные пути сохранения и (или) реформирования фундаментальной науки.

Прекрасно помню атмосферу общего собрания отделения общественных наук АН РК, которое состоялось 8 апреля 1992 года по выбору директора Института археологии. Карл Молдахметович представил программу деятельности коллектива в условиях перехода к рыночной экономике, обстоятельно ответил на вопросы. В тайном голосовании по выборам директора участвовали 10 академиков, 19 членов-корреспондентов и 9 научных сотрудников институтов, изб­ранных членами отделения. 38 ученых единогласно избрали Карла Байпакова первым директором Института археологии, которому было присвоено имя выдающегося ученого Алькея Хакановича Маргулана.

Кстати, академик Маргулан, выступая 28 февраля 1978 года на ученом совете ИИАЭ, подчеркивал: «Карл Байпаков – молодой талантливый ученый. Его исследования великолепны». Высокого мнения о своем ученике был и Кималь Акишев. В частности, в 1973 году он высказался: «Карл Байпаков – работник перспективный. Есть хорошая черта организатора. У него есть чувство ответственности за порученное дело».


10 июня 1992 года президиум АН РК утвердил Карла Байпакова в должности директора Института археологии. Он оправдал надежды своего научного коллектива, который возглавлял до мая 2010 года. Работал и в кабинете, и в экспедициях с самоотдачей, являясь примером для других сотрудников, целенаправленно следуя новому тренду – формировать достойный исторический образ народа благодаря новейшим археологическим открытиям.

Тернистый путь к славе

Научное лидерство Карла Байпакова было основано на традициях двух научных школ в археологии – ленинградской (санкт-петербургской) и казахстанской, причем в последней были представлены выпускники ЛГУ и его аспирантуры, стажеры ленинградского отделения Института археологии АН СССР (А. Х. Маргулан, Е. И. Агеева, К. А. Акишев, А. Г. Максимова, Т. Н. Сенигова, А. М. Оразбаев, М. К. Кадырбаев, Т. В. Савельева).

Имя академика Байпакова проч­но ассоциируется с легендарным городом Отрар и другими городами на Великом Шелковом пути. Но в действительности диапазон научных исследований ученого достаточно велик. Одно только перечисление тематики и направлений научных исследований от эпохи бронзы до позднего средневековья, причем когда все направления осваивались параллельно на практике, говорит само за себя.

55 лет составляет стаж научной работы ученого в республиканской Академии наук. Он стал в 1986 году первым доктором исторических наук по археологии в Казахстане. Для этого потребовалось 20 лет неустанной научной работы в экспедициях после защиты кандидатской диссертации. Честно признаюсь, мне трудно представить такой путь в науку современных исследователей. Таковых, к сожалению, просто уже нет!

Или другой пример. В январе 1994 года началось выдвижение кандидатов в члены-корреспонденты Национальной академии наук РК по специальности «археология». Кандидатуру Карла Молдахметовича поддержали не только институты истории и этнологии им. Ч. Валиханова и археологии им. А. Маргулана. В отделение общественных наук НАН РК поступили письма-ходатайства из Франции, России (в том числе Татарстана и Башкирии), Кыргызстана, Узбекистана (в том числе Каракалпакстана), Туркменистана, Таджикистана, музеев РФ и РК, вузов и НИИ Казахстана, отдельных известных ученых СНГ.

В частности, КазГУ им. аль-Фараби в своем письме особо подчеркнул заслуги профессора Байпакова в подготовке научно-педагогических кадров: «Начиная с 1968 года К. М. Байпаков преподает на кафедре археологии и этнологии, им разработаны спецкурсы «Средневековые города Казахстана», «Цивилизации на Шелковом пути», он соавтор учебного пособия «Вопросы археологии Казахстана», соавтор учебника «Археология Казах­стана». В сентябре 2014 года при оформлении на работу в КазНУ им. аль-Фараби на должность профессора кафедры археологии, этнологии и музееведения академик Байпаков указал в личном листке по учету кадров, что является автором и соавтором более 50 монографий, 6 учебных пособий по археологии Казах­стана для вузов, 15 альбомов и свыше 500 научных статей.

Коллеги справедливо подчеркивали, что основным достоинством исследователя, не оставлявшего без внимания социальные аспекты, является тонкость и точность наблюдения за древними артефактами в ходе раскопок, умение разрабатывать конкретный археологический материал как аргументированную основу для широких историко-культурологических реконструкций, причем на уровне требований стандартов мировой науки. Поэтому и созвучны в его работах археология и история культуры, не отразившаяся в письменных источниках.

Авторитеты мировой науки называли Карла Молдахметовича при его жизни выдающимся археологом и историком, талант­ливым педагогом, результативным и масштабным организатором науки.

Постановлением общего соб­рания НАН РК № 31 от 22 апреля 1994 года Карл Байпаков был избран членом-корреспондентом НАН РК. В действительные члены НАН РК он был кооптирован в 2003-м. Он и здесь, в рядах Академии наук, был первым среди археологов Казах­стана! Сначала он, как и другие археологи, получил признание за рубежом, например, в рядах Германского археологического института, а потом уже у себя на родине.

Учитель и ученик растут вместе

Хотя в отечественной археологии были сделаны сенсационные открытия, ставшие своего рода историческим брендом Казах­стана, тем не менее эта отрасль науки представлена всего двумя лауреатами самой престижной Государственной премии в области науки и техники.

Первым лауреатом еще в Казахской ССР стал в 1982 году Кималь Акишев. Второй достойный претендент на престижную премию был признан Правительством Казахстана только через 35 лет. Им стал Карл Байпаков за четырехтомную монографию «Древняя и средневековая урбанизация Казахстана (по материалам исследований Южно-Казахстанской комплексной археологической экспедиции)», которая была презентована на ЭКСПО-2017. Автор посвятил фундаментальный труд светлой памяти своих учителей – выдающихся ученых Кималя Акишева и Вадима Массона.

Академик Байпаков приложил титанические усилия по выводу отечественной архео­логии на мировой уровень. Пять докторов и 17 кандидатов историчес­ких наук прошли его научную школу и остаются преемниками дела своего учителя. Именно археология сделала ученого известной личностью в мировой науке.

Она цементировала и его семью: супруга Тамара Владимировна Савельева – выпускница легендарного КазГУ, первая и единственная женщина в Казахстане доктор археологии, тоже ученица К. А. Акишева и В. М. Массона. Археология для этой дружной семейной четы стала смыслом и образом жизни. Каждую минуту Карл Молдахметович и Тамара Владимировна были на виду у коллектива. Их безупречное отношение к долж­ностным обязанностям, преданность науке, демократизм, высокая внутренняя культура снискали им уважение.

Добавим к вышесказанному, что Тамара Владимировна с 1969 года начала работать на раскопках в Отраре, с 1977 года и по сей день продолжает плодотворно трудиться на Талгаре. Она прошла аспирантуру ИИАЭ, трехгодичную стажировку в Ленинградском отделении Института археологии АН СССР успешно завершила защитой кандидатской диссертации в 1989-м. Через 10 лет в стенах Национальной академии наук РК ею была защищена диссертация на степень доктора исторических наук по специальности «археология».

Потрясающие открытия и уникальные находки Карла Молдахметовича и Тамары Владимировны – результат их неутомимой экспедиционной и научной деятельности, взаимной поддержки и дара понимать друг друга с полуслова, аналитического труда в тиши кабинетов и – меньше всего – везения и удачи.


Яркий и своеобразный исследовательский почерк отличает фундаментальные труды академика Байпакова, будь это лучшие учебники ученого-педагога для школьников и студентов (не было ни одного критического замечания родителей и обучающихся!) или статьи с высокой историко-познавательной ценностью для рядового читателя и, конечно же, настольные книги для специалистов не только в нашей стране, но и за рубежом.

Под эгидой ЮНЕСКО

На протяжении 30 лет много­гранно и плодотворно сотрудничал ученый с ЮНЕСКО и другими авторитетными международными организациями.

В 1988 году ЮНЕСКО объявлено о начале десятилетнего проекта «Комплексное использование Шелкового пути – пути диалога». О масштабе предстоящей работы на евразийском материке можно судить хотя бы по протяженности Шелкового пути в 12 800 км. Карл Молдахметович – член Национального комитета Казахской ССР по реализации крупномасштабного проекта ЮНЕСКО и один из авторов концепции по регенерации казахстанского участка Шелкового пути, утверж­денной в 1991 году.

Под эгидой ЮНЕСКО состоялась международная экспедиция по степному участку Шелкового пути, когда-то проходившему через Казахстан. Она привлек­ла к проблеме Шелкового пути небывалый интерес мировой общественности. Не случайно решением Правительства РК Национальный комитет «Шелковый путь» с 1992 года получает статус постоянно действующего и ему поручается разработка комплексной программы возрож­дения казахстанского участка Шелкового пути.

Глубокий интерес ЮНЕСКО к Центральной Азии потребовал привлечения квалифицированных международных научных экспертов, способных компетент­но вести профессиональный диалог с признанными лидерами в мировой науке. Решающее значение на выбор кандидатуры от Казахстана оказало фундаментальное изучение Карлом Молдахметовичем историко-археологической проблематики Центральной Азии, всестороннее знание современного состояния вопроса и владение методикой исследования, применяемой его коллегами в других странах.

Карл Байпаков целенаправленно и активно вел работу по привлечению огромного потенциала и авторитета

ЮНЕСКО к неотложным вопросам воссоздания и сохранения богатого историко-культурного наследия нашей страны. Особо необходимо подчеркнуть вклад казахстанского ученого в издание научных трудов ЮНЕСКО, к составлению которых привлекаются авторитетные ученые разных стран, назначаемые самим генеральным директором организации.

Входя с 1993 года в состав Международного научного комитета по разработке истории цивилизаций Центральной Азии, Карл Байпаков написал ряд статей к тому IV (вышел в двух книгах) и был утвержден редактором тома V совместно с профессором Ирфаном Хабибом из Индии. «Издание ЮНЕСКО вобрало в себя квинтэссенцию многолетних изысканий археологов, ориенталистов, философов, культурологов и стало подтверждением потенциала региона, пронесшего через века свою самобытность и нынешнее, полноправное участие в принятии геополитических решений», – подчеркивал Карл Молдахметович.

В 2001–2004 годы он – соруководитель Международной программы ЮНЕСКО – Казахстан – Япония «Сохранение и консервация древнего городища Отрар и памятников Отрарского оазиса» с участием ученых из Англии, Германии, Италии и Японии. Исследовательские, консервационные и реставрационные мероприятия, проведенные в рамках проекта ЮНЕСКО, позволили впервые соз­дать условия по превращению памятников Отрарского оазиса в уникальный музей под открытым небом. Поэтому несомненна заслуга Карла Молдахметовича и в области практического использования памятников археологии в качестве туристических объектов, а также в разработке и исполнении государственной программы «Культурное наследие».

На новом уровне с использованием компьютерных технологий и системы глобального позиционирования (GPS) были продолжены работы по Своду памятников областей и районов Казахстана. Так, начиная с 1994 года изданы в отдельных томах Свод памятников истории и культуры Южно-Казахстанской (ныне – Туркестанская), Жамбылской, Кызылординской и Алматинской областей. Впервые с 2007 года вышел из печати на казахском и русском языках Свод по Отрарскому, Кордайскому, Таласскому, Жамбылскому и Байзакскому районам.

Благодаря титаническим усилиям Карла Байпакова восстановлено значение многочисленных историко-культурных памятников – и прежде всего мавзолея Ходжи Ахмета Яссауи, незаслуженно вычеркнутого из списка культурного наследия советского времени. 27-я сессия комитета Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО признала в 2003-м мавзолей шедевром человечес­кого гения. На следующий год к объектам культурного наследия ЮНЕСКО были причислены петроглифы археологического ландшафта Тамгалы из Алматинской области.

Именно в Алматы на региональном семинаре ЮНЕСКО в 2005 году была высказана идея включения Шелкового пути как самостоятельного объекта. Академик Байпаков принимал участие в разработке новой методики по серийной номинации, концепции коридоров культурного наследия и определения критериев отбора объектов, которые были согласованы и в других странах субрегиона (Китай, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан). От идеи, проведения сложных работ на местах и до принятия решения на высшем международном уровне о самой крупной в мировой практике серийной номинации прошло 9 лет! В 2014-м в Катаре 38-я сессия Комитета ЮНЕСКО внес­ла первый участок Шелкового пути «Чанъань – Тянь-Шанский коридор» протяженностью 5 тыс. км в Список Всемирного культурного наследия. Он состоит из 33 (22 – Китай, 8 – Казахстан, 3 – Кыргызстан) памятников.

Казахстанские объекты были давно известны знатокам истории и культуры Великой степи: городище Антоновка (город Каялык), караван-сарай Карамерген и городище Талгар (город Тальхир) в Алматинской облас­ти, городище Актобе, городище Луговое (город Кулан), городище Орнек (город Куль-Шуб), историко-архитектурный комплекс Акыртас, городище Костобе (город Джамукат) в Жамбылской области. В их изучение выдающийся вклад внес Карл Молдахметович.

Прогностическое видение ученого поражает: «Номинация Шелкового пути инициирована в надежде на то, что страны и народы признают свою общую историю, взаимосвязанность их культурного развития, будут пропагандировать общее развитие человеческих цивилизаций на основе разнообразия».

И наконец, одно из мощных направлений в деятельности академика Байпакова – изучение периода возникновения, развития и определение возраста Алматы – одной из древних столиц Казахстана. Вслед за профессором ЛГУ Александром Бернштамом, будучи еще студентом, он высказал гипотезу, что город появился гораздо раньше, чем было заложено укрепление Верное. Впоследствии уверенность пытливого исследователя была подкреплена многочисленными артефактами в ходе раскопок, в том числе и монетами, когда-то чеканенными на местном монетном дворе.

Исследования ученого и его последователей установили, что возраст Алматы насчитывает 1 000 лет. Пакет документов, представленный в ЮНЕСКО, и 1000-летие Алматы вошло в Календарь памятных дат ЮНЕСКО на 2016–2017 гг.

В конце 2015 года Карлу Молдахметовичу было оказано высокое доверие организовать и возглавить Международный центр сближения культур под эгидой ЮНЕСКО на территории Евразии и Центральной Азии. С чистого листа им была выполнена и эта задача.


Признанием научного и педагогического вклада академика Байпакова в становление международного сотрудничества в Центральной Азии стало его награждение в 2005 году юбилейной медалью ЮНЕСКО. В представлении генерального директора организации Федерико Майора особо подчеркнуто: «за вклад в развитие мировой науки».

Ради своего народа

В нынешнем году Карлу Байпакову исполнилось бы 80 лет... В обществе есть большая потребность в переиздании научных трудов Карла Молдахметовича. В трудные 90-е годы они издавались небольшими тиражами и в основном на русском языке. Сложность их перевода на казахский язык состоит в том, что не каждый переводчик или знающий хорошо государственный язык сможет профессионально и адекватно передать очень специфический научный текст. Здесь нужно владеть терминологией науки и искусства, археологической архитектуры, знать хорошо тонкости культов, воззрений и верований, историю религий – христианства, буддизма, ислама и их течений, топонимику, географию и еще многое другое.

На наш взгляд, довести до широкой читательской аудитории творческое наследие выдающегося ученого на казахском языке – актуальная задача, в первую очередь самого государства – Республики Казахстан. Как, впрочем, и увековечение памяти почетного гражданина города Алматы, академика НАН РК, внесшего вклад в изучение древней истории Алматы.

По собственной инициативе, что бывает крайне редко в науке Казахстана, академик Байпаков передал в мае 2010 года административный пост директора созданного им Института архео­логии. В поисковой системе Интернета последняя его должность указывается как академик. А это и есть один из показателей бессмертия имени корифея археологической науки Карла Байпакова в памяти народа, которому он с присущими ему щедростью, неизменной благожелательностью и добротой, оставил богатое научное наследие.

Автор:
Кулгазира Балтабаева
02:05, 28 Августа 2020
0
8100
Подписка

Популярное