Главная страница

Гулять так гулять!

Когда становится «и грустно, и скучно, и некому руку подать», нужно вставать и идти. В парк, в сад, в рощу или сквер. В общем, туда, где меньше людей и больше «зеленых друзей». Как это сделали репортеры «Казахстанской правды».

Спасибо, Эдуард Оттонович

Мы идем по тенистой дубовой аллее, по утрамбованной до угольной черноты земляной дорожке. До нас по ней прогуливались барышни с кавалерами и шуршали босыми пятками чумазые кресть­янские дети.

И даже если всего этого не было, то вполне могло быть. Роща Баума – старейшая зеленая зона Алматы, которая приходится современницей городу Верному.

Сегодня по аллее нам навстречу спускается Валентина, коренная алматинка. Она без внука, но с товарищем по увлечению здоровым образом жизни. А вооб­ще сюда они обычно приходят всей семьей.

– Я обожаю это место, – приз­нается женщина. – Оно с особой аурой. Парк находится в деловой части города, но здесь всегда тихо и спокойно, это помогает отдохнуть от суеты, напитаться энергией, вспомнить, что такое гармоничное состояние души.

Валентина совершенно убеж­дена, что роща каким-то чудом сохраняет дух времен. И с ней трудно спорить.

Творение Эдуарда Оттоновича Баума живет уже второй век подряд и остается главным символом старого зеленого Алматы. Большой ревнитель красоты здешних мест областной лесничий Баум еще в 1892 году специальным прошением в городскую управу выхлопотал землю под «увеселительный парк». А потом вместе с горожанами заселял 150 гектаров диковинными для Семиречья растениями.

В результате в парковой зоне до сих пор обитают десятки видов хвойных и лиственных деревьев и кустарников с разных концов континента.

Хорошее нехорошее место

– Приложи сюда руку, – Валентина распластывает ладонь на черной морщинистой коре огромного старого дуба. – Чувствуешь?

Кажется, да, совсем чуть-чуть и почувствую, если б только не этот мелкий пакостник – на руку заскакивает муравей и носится вдоль и поперек как угорелый. В общем, испортил наглец воссоединение с природой!

Как у всякого долгожителя, у рощи Баума бывали очень скверные времена. В революционное лихолетье «красные» каратели расстреляли здесь одного из уважаемых священнослужителей – епископа Пимена. А в перестроеч­ный коллапс за рощей и вовсе закрепилась слава криминального местечка.

Но все это давно позади. Три года назад порядком обветшавшую рощу передали из государственного в муниципальное управление. В парковой зоне началась постепенная реконструкция, которая наверняка вернет чудесному зеленому островку всеобщую любовь горожан и гостей города.

– Осенью роща бесподобна, – уверяет Валентина. – Хотя нет, весной здесь тоже волшебно – свежо, красиво, все в цвету. А зимой, только представь: тишина, а с неба падают огромные хлопья снега.

В общем, с Валентиной мы договорились чаще встречаться.

По верненским канонам

Вообще-то, местность, которую теперь занимает Алматы, изначально имела весьма скромное растительное убранство. Если не верите, почитайте знаменитого ученого-путешественника Семенова-Тян-Шанского. Это он добродушно удивлялся, когда на месте голого предгорья вдоль речки Алматинки однажды обнаружил утопающий в зелени город.

– Все, чем мы гордимся – а Алматы справедливо называют зеленым городом, – было соз­дано огромным трудом наших предшест­венников: именитых и простых верненцев и алматинцев, – начинает рассказ на любимую тему Олег Белоносов, главный эксперт Центрального государственного архива ­Алматы.

Олег Рюрикович демонстрирует сборник своих коллег-крае­ведов, где подробно рассказана история «зеленого Алматы». Кстати, сейчас на балансе города состоят 8 парков, 86 скверов, 1 роща, 3 аллеи и больше полусотни зеленых зон. А начиналась эта летопись совершенно по классике: через пряник и кнут.

Первый военный губернатор Семиреченской области Герасим Колпаковский лично курировал строительство Верного и особо радел за то, чтобы город был красивым и зеленым. Генплан того периода удивляет не только строго вычерченными широкими улицами, но и тем, что все они без исключения сопровождались посадками и арыками для полива.

– Колпаковский из личных сбережений выдавал жителям поощрение: за каждое посаженное дерево – один гривенник, – приводит факты эксперт. – Ну а тот, у кого саженец пропадет, платил штраф. В городе были построены дендрарии, откуда саженцы выдавались бесплатно, но позже были установлены цены: благородные деревья подороже, а что попроще – карагач, тополь, – то и дешевле.

Легенды старого парка

Парк имени 28 героев-панфиловцев встречает нас блеском соборных куполов и скучающими голубями. К обеду понедельника в «красном» по коронавирусу городе праздно гуляющих людей совсем мало, но птицы мира с площади не расходятся – ждут своих кормильцев. Здесь это самый популяр­ный аттракцион: дать семечек голубю с руки, а лучше двум или трем сразу.

– А вы знаете, что это бывшее кладбище? – на скамейку к нам подсаживается хрупкая женщина неопределенного возраста. – Да-да, здесь даже была братская могила, куда хоронили погибших во время Верненского землетрясения, не помню какого года. Но вы сами, наверное, знаете, вы ж из газеты.

Майра, так зовут нашу случайную собеседницу, совершенно права. На месте Вознесенского кафедрального собора когда-то находился один из первых городских погостов. Видимо, чтобы немного скрасить траур скорбного места, здесь в свое время разбили скверик.

Позже Старокладбищенский парк соединился с Соборным и получил название Городской сад. За свою историю парк имени 28 героев-панфиловцев несколько раз переименовывался, но точно не менял своей особой атмосферы. Он по-прежнему служит одним большим мемориалом героям-землякам, но при этом остается каким-то уютным, душевным и теплым.

– Ой, я сюда часто прихожу, – отвечает на естественное любопытство Майра. – Просто посижу, поброжу… Я обожаю здешние голубые ели, они все разные и меняются каждый день: то цвет другой, то ветка не так отклонилась. Они живые!

Немного подумав, Майра начинает рассказывать старую легенду о подземных лабиринтах под кафедральным собором. Со своей стороны приходится немного добавить мистики: есть сведения, что ходы под зданием действительно существуют, и, говорят, в них еще можно поискать церковные сокровища.

В порядке информационного обмена показываем Майре мес­то, где сохранились надгробные камни двух верненцев – дочери генерала Колпаковского и его внука, и двигаемся дальше.

Дубы столько не живут

Слух о том, что в Центральном парке культуры и отдыха имени Горького сохранились дубы – ровесники Верного, мы собирались проверить лично. Но, увы, после долгих хождений по живописным аллеям сдались.

– Нет сомнений, в самом старом парке города есть и очень пожилые экземпляры растений, но все-таки рассчитывать на то, что сохранились деревья, которым 150 лет и больше, пожалуй, не стоит, – огорчает историк Олег Белоносов. – Я несколько раз разговаривал с людьми, близкими к науке, и они относятся к такой вероятности скептически. В условиях большого города даже дубы столько не живут.

Главный городской парк, заложенный в 1856 году, через 2 года после учреждения Верного, первоначально назывался Казенным садом. На самом деле в кургузом слове «казенный» укладывалось все: и то, что он городской, и то, что бюджетный, и то, что цент­ральный.

Некоторое время назад ЦПКО оказался не бюджетным и не центральным. Им управляла частная компания, что сильно изменило облик этой огромной зеленой зоны. Муниципалитет, получив обратно парк в собственность, постепенно возвращает ему главное – легендарное имя.

Все остальное традиционное здесь и так есть – детский визг, беготня, толкотня и самый дорогой в городе попкорн.

Хотя нет, редкое и экзотичес­кое по сегодняшним временам порой все-таки случается. Нам, например, попалась на пути арабская семья: харизматичный мужчина впереди и стайка одетых в глухое женщин позади. Ну а где, если не в парке культуры и отдыха, в жесткий карантин встретить освобожденных женщин Востока?

Купаться запрещено, но хочется

В Алматы уже месяц не продохнуть. Жара, кажется, решила побить свой собственный рекорд. Оттого выписанные ярко-красным аншлаги на городских фонтанах «Купаться запрещено» особенно раздражают.

– А нам можно, – орет с противоположного бортика паркового бассейна пацан в мокрых трусах.

Да кто ж этим сорванцам запретит? Пришлось бы поставить охранника со спортивным разрядом бегуна, иначе не поймать и кузькину мать не показать. В ЦПКО, похоже, на малолетних нелегальных купальщиков махнули рукой. Да и правильно – солнечных ударов, глядишь, будет меньше.

Зато в парке Первого Президента эта проблема решена кардинально. Светомузыкальный фонтан здесь отключили 3 года назад: за 10 лет эксплуатации он практически полностью износился. Обещали после реконст­рукции запустить чудо техники этой весной, но, судя по виду, этого так и не случилось.

И вообще, огромный, раскидис­тый, по-европейски устроен­ный дендропарк сейчас явно не в форме – слишком пыльно, слишком замусорено и пустынно. Что происходит с гордостью Алматы, нам рассказали рабочие.

– Так на реконструкцию он скоро пойдет, – обводит парк широким жестом мужчина с усами и лопатой. – Будет еще красивее.

Сегодня в дендропарке рабочих явно больше, чем гостей.

– Пропалываем и прореживаем, – отрывается от своей работы на клумбе Дамеш. – Жарко? Ну да, есть такое, но я не замечаю, мне нравится моя работа. Очень люблю цветы.

Алинур просит нас к дастархану. Он у них разложен прямо на траве под березой. Семья Шайнуровых отпуск проводит в Алматы, и парк Первого Президента в карантин для них лучше любого пляжа.

– В этом парке разрешают ходить по газонам, – по секрету сообщает младший член большой семьи. – А еще можно бегать и кормить белок. Они у вас хитрые.

Автор:
Людмила Макаренко, Алматы
08:44, 30 Июля 2021
0
937
Подписка

Популярное