Главная страница

​ Горе люковое

Ровно год прошел со страшной трагедии, когда 13-летний житель столичного массива «Железнодорожный» погиб, провалившись в открытый канализационный колодец недалеко от своего дома. Не повторится ли такая ситуация и нынче, когда начнет сходить снег?

Перечитывать подробности той трагедии непросто. Дикая, нелепая смерть подростка, тело которого нашли только на четвертые сутки, всколыхнула общество. Еще ранее, в ноябре 2018-го, в столице точно так же погибла девочка.

Тогда только за месяц в службу 109 поступило свыше 350 обращений неравнодушных граждан, еще около 1 тыс. открытых колодцев обнаружили коммунальные службы. По поручению акима была проведена ревизия всех 65 тыс. люков, принадлежащих различным городским службам: помимо компании «Астана су арнасы» большое их количество находится в ведении теплоснабжающих, электрических, телефонных и дорожных организаций.

Судебное разбирательство по делу погибшего подростка продолжается, но определенные выводы можно сделать уже сейчас.

«Люди гибнут за металл»

Эти слова из оперы Гуно «Фауст» можно было бы поставить эпиграфом ко всей трагичной истории. Причиной того, что на колодце, в который провалился мальчик, отсутствовал люк, стало, скорее всего, заурядное воровство. Таким незатейливым преступным промыслом никогда не гнушались в определенных кругах нашего общества.

Изделия из черного металла, которые «плохо лежат», воруют, разбивают и сдают под видом лома в пункты приема, получая за них пусть небольшие, но все же деньги.

Поэтому первым делом мы напросились в рейд с сотрудниками столичного департамента внутренних дел. Как рассказал участковый инспектор пункта полиции № 14 управления полиции района «Байконыр» капитан Темирхан Каирбеков, такие рейды по профилактике, предупреждению, пресечению кражи цветного и черного металла, а также хищений канализационных люков они проводят регулярно. Буквально в начале февраля в рамках оперативно-профилактического мероприятия «Цветмет» в городе было проверено 108 пунктов приема лома, из них половина оказались незаконными.

Изъято более центнера черного и 37 кило цветного металла. 62 человека привлечены к админис­тративной ответственности, из них 5 – по статье 463 КоАП («Занятие предпринимательской и иной деятельностью без соответствующей регистрации»).

– На территории нашего отделения в декабре прошлого года было зафиксировано 16 неофициальных пунктов приема металла, ряд из них закрыли мы, еще 5 официальных закрылись сами, – рассказывает по дороге Темирхан Каирбеков.

С ним и капитаном Абзалом Абильдаевым мы едем под «горбатый» мост, на улицу Сакена Жунусова. В частном секторе, буквально в двух шагах от торговых центров «Гарант» и «Тулпар», – несколько обшарпанных вывесок, не оставляющих сомнения о ведущейся здесь деятельности.

Заходим на территорию одного из пунктов приема. Небольшой дворик засыпан снегом, но прямо посередине аккуратно собраны в кучу старые радиаторы, диски и еще какие-то запчасти от авто. В маленькой будке никого. Осмот­рев лом, не найдя ничего незаконного (кабели, крышки люков, рельсы) и так и не дождавшись хозяина, идем в соседний двор.

Он гостеприимно распахнут и завлекает огромными буквами «Прием металла» на желтом фоне. По словам полицейских, раньше за эту рекламу наказывали, как за нарушение правил благоуст­ройства, но сейчас вроде эту норму отменили.

Места для складирования еще меньше, где-то на задворках, но полицейские тщательно осмат­ривают весь лом, не боясь запачкать перчатки. Тут приемщик оказался на месте и, что странно, ничуть не смутился нашему приходу.

База данных свидетельствует о двух его штрафах по статье 463, один из них – на 48 тыс. тенге – оплачен. Никаких документов на ведение предпринимательской деятельности нет, хозяин бизнеса, по его словам, то ли в Алматы, то ли в Шымкенте. И вновь составляется протокол.

– Часто проверяют? – спрашиваю.

– Часто, – с некоторой безучастностью отвечает приемщик Меиржан.

Он здесь уже 2 года и, кажется, всю схему знает хорошо.

– А почему без документов металл принимаете?

– Хозяин приедет, скажем ему, – все тот же равнодушный тон.

Немногим погодя удалось его все-таки разговорить. Уроженец юга пожаловался на то, что за 10 лет работы на стройке его не раз «кидали». А здесь хоть и небольшая – 40 тыс. в месяц, – но стабильная зарплата. К весне, говорит, работы будет больше, сейчас-то не сезон, тогда, мол, и покроет все штрафы. А еще жена скоро должна родить четвертого ребенка, пособие будут получать…

– Люки приносят? – не унимаюсь я.

– Нет, а если и принесут, не возьму.

– Рабочий несет ответственность за то, что принимает незаконный металл, основная же ответственность лежит на владельце земельного участка. На него можно было бы влиять через управление госархитектуры, ведь налицо нецелевое использование участка, выделенного под ИЖС. Мы со своей стороны направим письмо в Управление госдоходов, у них штрафы гораз­до больше, – пояс­няет участковый.

Иногда при выявлении подобных фактов металл изымается, но после суда возвращается на место. В голову приходит мысль: кому охота этот утиль туда-сюда таскать? Это ж техника нужна, люди. Полицейские говорят, в этом случае помогают сотрудники акимата.

По информации ДВД Нур-Султана, в 2019 году раскрыта кража люка, 9 краж кабеля, 10 краж черного металла, 146 иных краж. Составлено 225 административных протоколов на общую сумму 4 млн тенге. Изъято около 40 тонн металла. Прекращена деятельность 26 пунктов приема.

Однако, по моим наблюдениям, их количество все равно постоян­но растет. Так, если в 2018-м ­сообщалось о 60 пунк­тах, в ­2019-м – о 80, то сейчас, как было сказано выше, уже речь идет о более чем 100 пунктах приема металлолома.

– Краж люков действительно стало меньше. В прошлом году мы нашли только один такой в пункте приема, расколотый на части, ведь целыми их не принимают. Но и в этом случае нужно еще доказать, что он ворованный, – сетует Темирхан Каирбеков. – Зато недавно при чистке снега один люк повредили. Мы сразу направили в акимат информацию, и проблему быстро устранили.

– Это прибыльный бизнес? – спрашиваю участкового.

– Не скажу, так как налоги они не платят. Но раз люди занимаются, значит, какая-то прибыль есть.

Как рассказал Меиржан, лом он принимает по 50 тенге, а сдает на 5 тенге дороже. Однако, думается, никто не мешает ему, сославшись на неликвид, снизить цену или, допустим, обвесить сдатчика, ведь никакого контроля нет…

Об отсутствии полноценного контроля и надзора говорит и наш недолгий рейд: пока участковые оформляли Меиржана, сосед, которого мы не нашли ранее, попросту прикрыл ворота и исчез.

Прошлись дальше по улице. По засыпанным снегом подъездам видно, что точки давно не работают, но полицейские все-таки проверили соседние дворы. Обычно, говорят, приходят группами, и каждый по одной точке берет. Обещали, что и дальше будут работать в этом направлении, максимально закрывать нелегальные пункты приема, чтобы покончить с кражами металла.

Как стало ясно из справки, выданной ДВД, полиция ратует за возврат лицензирования деятельности субъектов, занимающихся сбором и заготовкой металлолома. Стражи порядка считают это наиболее эффективным рычагом по борьбе с кражами люков и других изделий из металла.

Спасут ли решетки?

Как пояснили в Управлении топливно-энергетического комплекса и коммунального хозяйст­ва столицы, осмотры колодцев проводятся дежурными бригадами и эксплуатационными службами, согласно строительным нормам, не реже одного раза в два месяца. Кроме того, в круглосуточном режиме ведется координация коммунальщиков службой IKomek 109.

В акиматах столичных районов созданы рабочие группы, занимающиеся выявлением колодцев без люков. При этом выясняется, кому он принадлежит.

Бесхозные колодцы, которых тоже еще немало, закрываются бетонными блоками.

Больше половины всех колодцев в городе находится на балансе ГКП «Астана су арнасы». Это 14 тыс. 175 водопроводных и 22 тыс. 610 канализационных люков. Как сообщили в пресс-службе компании, с прошлого года здесь устанавливают на них защитные решетки, ими уже оснащены 5 847 водопроводных и 5 555 канализационных колодцев.

Посмотреть на эту процедуру мы отправились вместе с мастером «Астана су арнасы» по району «Байконыр» Павлом Тетеревлевым. По его словам, ежедневно они устанавливают минимум 60–70 страховочных решеток. Такая практика, на его памяти, применяется впервые, а работает он в горводоканале с 2003 года.

– Это делается во избежание попадания людей в колодцы. Сейчас хоть воровства люков и меньше, пункты их не принимают, но все равно бывает. К тому же снегоуборочная техника иногда их в общей куче снега увозит, – говорит Павел.

Решетка устанавливается под крышкой люка, сантиметрах в 20–30 от нее. Много времени на это не надо, внутри колодца привариваются четыре крючка, на которые и устанавливается решетка. Рабочие проверяют, выдержит ли она вес человека, и закрывают люк чугунной крышкой. То есть если кто-то и провалится в колодец, то далеко не упадет и сможет выбраться самостоятельно. Задумка правильная, учитывая, что некоторые колодцы бывают до трех метров глубиной. Там даже мобильная связь не работает. И жутко представить, что испытывает человек, попавший в такую ловушку.

Только одно «но» беспокоит: решетка-то сама металлическая, и если кто-то задумает украсть крышку люка, то и ее обязательно прихватит. Так что спасет она лишь при случайном открытии колодца, например, снегоуборочной техникой.

Павел Тетеревлев утверждает: люки воровали всегда, но в последнее время с этим строго. В компании сейчас хорошее финансирование, колодцы закрывают моментально, как только поступит заявка.

– В моем ведении почти 5 тысяч колодцев, это те, что на балансе. Еще хватает неучтенных, тех, что устанавливают частные лица или фирмы без регистрации в Горводоканале. Бывает, приезжаем по сигналу, на нашей схеме ничего нет, а на деле – открытый колодец. Конечно, закрываем. И железными стандартными, и полимерными крышками, а если не на балансе – бетонными плитами. Отправляем заявителю фото, – рассказывает мастер.

Помнится, в прошлом году предлагали в качестве альтернативы ставить люки, состоящие из полимерно-композитных и полимерно-песчаных материалов. Они, мол, совершенно непригодны в качестве металлолома и, следовательно, будут сведены к минимуму факты их хищения. Но они не выдерживают вес авто, а потому пригодны лишь для пешеходной части города. Да и примерзают зимой, сетует Павел, да так, что на их открытие уходит уйма времени.

– До этого приходили петлевые, с замками, хорошие, никаких нареканий. Но опять одна неувяз­ка – зимой замерзают. Зато как поставили их лет 5 назад, так все и стоят. Вырвать люк с бетоном сложно, это и заметно, не то, что чугунный, двое подъехали, быстро в машину закинули и уехали. Петлевые, конечно, дороже, зато это безопасность. А обычную «чернину» меняем, как семечки, почти все украдены, на их месте новые люки сейчас, – признается Павел.

Нужно навести порядок!

«В начале «нулевых» кражи чугунных крышек канализационных люков, медных телекоммуникационных кабелей и алюминиевых проводов линий электропередачи, водопроводных труб стали массовыми. Правительством были приняты меры, которые позволили урегулировать вторичный рынок сбыта цветных и черных металлов на законодательном уровне. Как следствие, факты подобного рода стали носить единичный характер. Однако почти 20 лет спустя варварские кражи возобновились, и последствия таких действий приводят к трагическим исходам», – говорится в депутатском запросе на имя Премьер-министра, с которым обратился депутат Мажилиса Сергей Симонов, посетовав, что деятельность по приему металлолома никак не регулируется.

Мы встретились с Сергеем Анатольевичем спустя год. И, как оказалось, дело сдвинулось с мертвой точки. Тогда депутаты предлагали вернуться к лицензированию услуг по сбору, заготовке, хранению, переработке и реализации юрлицами лома и отходов цветных и черных металлов. Но после обсуждения с Правительством решили пока ограничиться введением правил.

– В прошлом году мы этот воп­рос активно обсуждали на всех уровнях. Но проблема существует давно, – говорит Сергей Симонов. – В 2016 году отменили лицензирование приема лома и перевели этот промысел на уведомительный характер. Уполномоченному органу «забыли» предоставить компетенцию по утверждению квалификационных требований для пунктов приема лома, правил приема. Многие моменты, которые до 2016 года существовали, оказались упразднены. Все это и привело к проблемам.

Важным предложением со стороны депутата было такое: физические лица при сдаче лома должны предоставлять сведения о его происхождении.

– Происхождением лома может быть только предпринимательство. А у физических лиц он способен появиться только в одном случае – если его где-то украли. Я вообще стоял на том, чтобы лом сдавали исключительно субъекты предпринимательской деятельности, а физи­ческие лица могли сдавать только бытовой лом. Будем надеяться, пос­ле принятия правил ситуация упорядочится. Может, следует ужесточить законодательство, а если это не сработает, – вернуть лицензирование данного вида деятельности, – заявляет мажилисмен.

Речь идет о правилах, которые сейчас разрабатывает Минис­терство индустрии и инфраструктурного развития. В начале года был подписан Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам жилищно-коммунального хо­зяйства», в котором поправками в Экологический кодекс (статья 17-2) уполномоченный орган в лице МИИР наделен компетенцией утверждать требования к пунктам приема лома и правила приема.

– Сейчас сфера приема лома черных и цветных металлов носит уведомительный характер. Достаточно подать уведомление по месту нахождения юриди­ческого лица. Это не соответствует ни экологическим нормам, ни требованиям безопасности, – говорит главный эксперт Управления черной металлургии и угольной промышленности МИИР РК Айман Тельжанова. – Теперь МИИР наделено компетенцией, мы разрабатываем требования к данному виду деятельности. Чтобы им заниматься, нужно будет иметь, например, бункер для взрывоопасного лома, гид­роножницы, пресс, асфальтированную площадку вдали от жилых массивов. Пропишем, какой лом нельзя принимать – электротехнического и военного происхождения, кабели, линии связи, рельсы, крышки люков. То есть на законных основаниях разрабатываем правила, и когда они вступят в силу, ознакомим с ними субъектов рынка.

Пока это только проект, поясняют в министерстве, который еще будет обсуждаться и согласовываться. Но обещают подписать соответствующий приказ уже в первом полугодии текущего года.

Депутат Мажилиса сравнивает ситуацию в сфере заготовки лома с лифтовым хозяйством, где в целях оптимизации госуслуг тоже ушли от лицензирования к разрешениям и уведомлениям и получили ворох проблем. Теперь разрабатывают жесткие квалификационные требования к специалистам, управлению и эксплуатации. Есть все-таки сферы деятельности, где нужен постоянный контроль и надзор, считает мажилисмен. Слишком много свободы и возможностей не всегда адекватно воспринимается. Может, вопрос решится с введением национальных стандартов, исполнение которых тоже станет одним из видов контроля.

– Работа ведется, будем наде­яться, наведем порядок, – осторожно заявляет депутат. – Конечно, еще и психология людей должна измениться. Надо понять, что такого способа заработать не должно быть.

Автор:
Асель Муканова
10:53, 20 Февраля 2020
0
407
Подписка

Популярное