Главная страница

​Факторы индустриального прорыва

В соответствии с поручением Главы государства в стране осуществляется разработка новой промышленной политики, направленной на ускорение роста несырьевого экспорта при оптимальном использовании всех суммарных возможностей, созданных в рамках двух этапов индустриализации.

ПИИР: ИТОГИ И АКЦЕНТЫ ДВУХ ПЯТИЛЕТОК

В процессе выработки новых мер по развитию несырьевого сектора в рамках третьего этапа индустриализации Правительство опирается на мнение представителей бизнес-сообщества, НПО, отраслевых ассоциаций товаропроизводителей, экспертов и практиков. Из совокупнос­ти пос­тупивших предложений и складывается общее видение контуров новой промышленной политики.

В ходе онлайн-дискурса «Индустриализация в Казахстане: достижения и новый курс» свои мнения по различным аспектам индуст­риальной политики озвучили казахстанские эксперты и прак­тики, а также руководители гос­органов и институтов развития.

Как отметил председатель Комитета индустриально-инновационного развития МИИР РК Марат Карабаев, первая пятилетка индустриализации началась в период мирового экономичес­кого кризиса – в 2010 году. И ее акценты были направлены на создание базовых предпосылок для диверсификации экономики. В частности, в рамках ГПФИИР получили поддержку инициативы и проекты по соз­данию транспортной, энергетической и промышленной инфраструктуры.

В целом за годы индустриа­лизации удалось реконструи­ровать и построить свыше 30 энергетичес­ких объектов. В сфере нефтепереработки осуществлена комплекс­ная модернизация всех заводов, что позволило решить проблему дефицита качественного топ­лива. Начато подведение инженерных коммуникаций для специальных экономических зон (СЭЗ).

При этом реализация индуст­риальных проектов послужила сигналом для бизнеса: в стране был создан необходимый законодательный и институциональный каркас, апробированы на практике меры господдерж­ки. На сегодня предпринимателям доступно около 100 инст­рументов государственного стимулирования.

Важный результат индустриализации – изменение структуры обрабатывающей промышленности. В стране возникло более 20 новых секторов индустрии, в том числе в обрабатывающей промышленности – это автопром, железнодорожное машинострое­ние, титановая промышленность, производство медтехники и оборудования, бронетехники, приборов военного назначения и другие.

В металлургической отрасли импульс активности получили сектора производства легированного алюминия и титановых изделий. В автомобильной промышленности сформированы кластеры по крупноузловой сборке автомобилей.

– Сегодня в стране функцио­нирует также кластер железнодорожного машиностроения, в рамках которого налажено производство электровозов, пассажирских вагонов, железнодорожных колесных пар и осей, пластиковых элементов рельсового скрепления и стрелочных переводов. Есть и производство по выпуску железнодорожных рельсов повышенной 120-метровой длины, не имеющих аналогов на территории СНГ и предназначенных для высокоскоростных магистралей, – отметил глава Комитета МИИР.

Говоря об индустриальной активности новых секторов индуст­рии и их влиянии на внутренний рынок, можно отметить, что сегодня 74,3% всех автомобилей, реализуемых на внутреннем рынке, производится в Казахстане. Это реальный результат развития казахстанского автопрома за годы индустриализации.

И все же, с точки зрения устойчивости страны, вынужденной развиваться в условиях перио­дических спадов и подъемов мировой экономики, всех этих достижений явно недостаточно.

Как подчеркивал ранее на расширенном заседании Правительства Президент Касым-Жомарт Токаев, совокупность несырьевого экспорта Казахстана пока слабо отражает позитивную динамику процессов, связанных с диверсификацией и ростом валовой добавленной стоимости в экономике.

– Структура отечественного экспорта кардинально не меняется. Более 70% экспорта все еще остаются производными добываю­щей промышленности. И только 14% экспорта обрабатывающей промышленности (2,2 миллиарда из 15,7 миллиарда долларов) относятся к товарам более сложных переделов, – отметил Глава государства.

Эксперты отмечают, что, несмот­ря на емкое русло господдержки, отечественная индустрия еще не стала фактором устойчивости экономики в долгосрочной перспективе, в том числе экономической безопасности внутреннего рынка по целому ряду товарных групп. Тем не менее, как считают они, ПИИР – одна из немногих госпрограмм, рассчитанных на долгосрочную перспективу.

Достижение ее ключевых прио­ритетов осуществляется на основе поэтапного решения всего комплекса задач, связанных с соз­данием конкурентоспособной, сбалансированной экономики РК. Основные направления дальнейшего развития несырьевого сектора Казахстана предусмот­рены в рамках третьего этапа индустриализации, ориентированного на создание критической массы новых предприятий, способных кардинально изменить значение казахстанского индуст­риального фактора в международной торговле.

Напомним, если 10 лет назад в глобальном рейтинге по показателю «международная торговля» Казахстан занимал одно из последних мест среди 170 стран, то сегодня по этому индикатору республика находится на 56-м месте. В рейтинге мировой конкурентоспособности государство занимает 34-е место, что явилось результатом не только институциональных реформ, но и усилий, прилагаемых в рамках индустриализации и инфраструктурного развития.

ПРЕАМБУЛА КОНКУРЕНТО-СПОСОБНОСТИ

Низкий уровень занятого персонала в секторах обрабатываю­щей промышленности – еще один фактор, свидетельствую­щий о недостаточно высокой концент­рации индустриальных производств и масштабах их продуктивной деятельности в рамках национальной экономики. При этом далеко не секрет, что в обществе неоднозначно воспринимается результативность ПИИР, начало которой было многообещающим с точки зрения возможностей для широкого участия казахстанских граждан в промышленном производстве.

Большинство потенциальных кадров из числа молодежи так и не нашли свое место в сфере новой индустрии, отчего создается впечатление, будто вся эта индустриальная активность происходит вовсе не здесь и сейчас, а где-то за пределами нашей реальности.

Согласно экспертным оценкам, обрабатывающая промышленность все еще формирует менее 7% занятости и порядка 12,4% валовой добавленной стоимости в экономике РК, увеличившись за 5 лет лишь на 2,2% (10,2% – в 2014 году). Вместе с тем, как считает председатель правления АО «Казахстанский центр индустрии и экспорта «QazIndustry» Берик Бекенов, основная цель предыдущих этапов ПИИР, связанная с преодолением процессов деиндустриализации экономики, достигнута.

Благодаря этому в сложных условиях последнего десятилетия, когда во всем мире наблюдалась тенденция снижения доли обрабатывающей промышленности в экономике (в среднем по миру доля в ВВП снизилась на 0,4%, в том числе в ЕС – на 0,3%, КНР – на 2,7%, России – на 2,6%), в Казахстане удалось сохранить этот показатель на относительно стабильном уровне.

По словам Берика Бекенова, совокупный рост обрабатывающей отрасли за 10 лет индустриа­лизации составил 38%. Отрасль опережает по этому показателю горнодобывающую промышленность (18,3%). За первое полугодие текущего года источником каждого пятого тенге, перечис­ленного в бюджет в виде налогов, является обрабатывающая промышленность с долей 21,4% от общего объема бюджетных пос­туплений (в 2019 году – 14,6%).

В целом с 2010 года реализовано 1 326 проектов на сумму 8,2 трлн тенге. Почти 90% данного объема – частные инвестиции.

– Реализация проектов Карты индустриализации оказала существенное влияние на изменение структуры экономики многих регионов, – отметил Берик Бекенов.

В качестве примера он привел Костанайскую область, экономика которой ранее преимущественно была аграрной. Доля сельского хозяйства в ВРП региона составляла 16,5%, в то время как обрабатывающая промышленность занимала не более 9,5%. Сегодня ситуация здесь кардинально изменилась: доминирует обработка – 16,8%, доля аграрной отрасли сократилась до 9,8%. То есть экономика области становится индустриально-аграрной.

РЕАЛЬНЫЙ СЕКТОР И ФИСКАЛЬНЫЕ ПАРАДОКСЫ

В настоящее время совокупность предприятий, действую­щих в различных секторах промышленности, формирует контуры новой индустриальной реальности нашей страны, оказывая свою степень влияния на темпы роста отраслей и национальной экономики в целом.

За годы индустриализации предприятиями обрабатывающей промышленности произведено продукции на сумму около 80 трлн тенге. Только во второй пятилетке (2015–2019 годы) объем произведенной продукции реального сектора составил 45 трлн, в том числе за 2019 год – 11,2 трлн тенге.

За эти годы уровень налоговых поступлений от предприятий данной сферы вырос в 3 раза, составив порядка 9 трлн тенге. При этом государственные доходы от предприятий ПИИР в 6 раз превышают объемы затрат, направленных на реализацию индустриальной политики РК.

Среди отраслей обрабатываю­щей промышленности РК наибольшую динамику развития получил машиностроительный комплекс, в ряде секторов которого функционирует свыше 2 900 компаний разных категорий и направлений, в том чис­ле 65 крупных, 100 средних и 2 745 малых предприятий.

Объем экспорта продукции машиностроения составляет около 1,2 млрд долларов. Основные векторы внешних поставок – рынки России, Узбекистана, Кыргызстана, Великобритании, США, Китая и стран Африки.

Для сравнения отметим, что в 2010 году показатели экспорта машиностроения РК были куда более скромнее – 378 млн долларов. То есть за этот период экспорт увеличился более чем в 3 раза.

Тем не менее, как считают представители МИИР, 10 лет – это малый срок для кардинальной промышленной революции в экономике с отходом от ее сырьевой направленности. В мировой практике нет стран, которые бы решили такую задачу за столь короткое время. Многим индуст­риально развитым экономикам, в том числе государствам ЕС и Юго-Восточной Азии, на это пот­ребовалось в среднем 25–30 лет.

Между тем в настоящее время в соответствии с поручением Главы государства Касым-Жомарта Токаева, данного в Послании народу Казахстана, разрабатывается законопроект «О промышленной политике». Как сообщил в связи с этим депутат Мажилиса Парламента Альберт Рау, это совершенно новое законодательство, регламентирующее правовые аспекты нового этапа индустриализации. Но поскольку прогрессивные законы в столь важной области, как правило, продвигаются не без трудностей, то и дискуссии здесь порой накаляются до предела.

– Сегодня многие инструменты стимулирования, которыми оперирует в своей практике «КазахЭкспорт», в том числе меры кредитования, на деле охватывают лишь узкую сферу производственно-экспортной специфики бизнеса, – отмечает законодатель.

В качестве примера парламентарий привел неоднозначную ситуацию, в которой приходится работать одной из казахстанских компаний. Предприятие приобретает металл на Карметкомбинате и производит радиаторные батареи для дальнейших поставок на российский рынок. Но когда дело доходит до возврата 300 млн тенге НДС, то фискальные органы отказывают потенциальному экспортеру в возврате этих денег, мотивируя нормами экологического характера. По мнению депутата Мажилиса, таких парадоксальных ситуаций, с которыми сталкиваются в своей практике экспортеры, немало.

В ходе заседания «круглого стола» об основных подходах, предлагаемых в рамках новой индустриальной политики, актуальных вопросах предприятий реального сектора рассказали руководитель Центра конкурентоспособности Международного научного комплекса «Астана» Ануар Буранбаев, председатель правления Союза обрабатываю­щей промышленности Марат Баккулов, член правления Союза машиностроителей Казахстана Павел Беклемишев и другие.

В целом состоялся конструктивный разговор о том, какие меры поддержки необходимо принять в рамках очередного этапа индустриализации для осуществления реальных сдвигов в экономике, наполнения внутреннего рынка и экспорта товарами более высоких переделов.

Автор:
Досжан Нургалиев
09:13, 23 Декабря 2020
0
627
Подписка

Популярное

Читайте также

17 Сентября 2021

Не молчи!

0
17 Сентября 2021

Дух священных мест

0