Главная страница

Довести до ума

Проблемы и недочеты цифровизации были обсуждены в ходе правительственного часа в Сенате. Вывод обсуждения – полномасштабному внедрению цифровизации препятствует отсутствие компетентных кадров. Довести же до ума сферу мешает убеждение, что наличие у человека компьютера или смартфона и есть признак цифровизации.

«ЦИФРОВАЯ» БЮРОКРАТИЯ

Как напомнил вице-спикер Сената Нурлан Абдиров, 10 июля текущего года Президент Касым-Жомарт Токаев на расширенном заседании Правительства отметил, что пандемия выявила значительные недостатки и пробелы в цифровой экономике.

– В связи с этим мы считаем, что нам с вами необходимо пересмотреть подход к работе государственных органов, учитывая выявленные недостатки в развитии цифровизации в условиях пандемии, – сказал Нурлан Абдиров.

Вице-спикер сообщил, что на данный момент 118 городов и 4 558 сельских населенных пунктов обеспечены доступом к Интернету по технологии ADSL. Сегодня около 40% населения Казахстана проживает в сельской местности. Операторы связи в настоящее время реализуют проект по строительству сетей, направленный на сокращение цифрового разрыва между городской и сельской местностью.

– В Казахстане готовится сервис по защите персональных данных. Это позволит пользователям контролировать их использование. Следует отметить, что до недавнего времени в стране не было уполномоченного органа по защите персональных данных. Хочу подчеркнуть, что доступность персональных данных приводит к совершению преступлений в стране. Именно поэтому госорганам необходимо обеспечить их защиту, – сказал вице-спикер.

Депутат Сената Алтынбек Нухулы озвучил несколько актуальных вопросов в облас­ти цифровизации. Сенатор сообщил, что основная цель цифровизации сфер здравоохранения, образования и занятости – это упрощение административных процедур, обеспечение прозрачности и доступности помощи для наших граждан.

– Хочу отметить, что внедрение автоматизированной информационной системы «Портал социальных услуг» играет важную роль в удовлетворении потребностей наших граждан, – сказал Алтынбек Нухулы.

Картину о подлинном состоя­нии дел в сфере цифровизации в стране как никто знает министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмичес­кой промышленности Багдат Мусин. И он не стал скрывать проблем. В том числе накопившихся за последние годы. А их не мало. Хлопотное наследство досталось новому министру.

Так, сегодня существует ряд проблем в цифровизации гос­органов. Это в первую очередь слабые кадры IT-специалистов. Анализ показал, что в структурных подразделениях IT центральных и местных исполнительных органов более 500 сотрудников, из них более 50% не имеют ИТ-специализацию. Это происходит из-за неконкурентоспособной оплаты труда в госорганах.

Также одной из важных проб­лем на сегодня оказалась гонка за автоматизацией процента госуслуг – когда все усилия брошены не на качество, а на количество.

– Это показывает, что отсутствует системный подход к анализу и IT-архитектуре. Разработка сконцентрирована в рамках функций государственных органов, нет фокуса на решении проблемы граждан и пользователей. А также отсутствует координация ИТ-проектов, – считает министр.

Для системного решения проблем цифровизации гос­органов предлагается провести реорганизацию подхода управления кадрами и компетенциями, обеспечить систематизацию структурирования проектов, провести изменение роли подведомственных организаций.

Какие же меры предлагает профильное министерство?

Как сообщил Багдат Мусин, сегодня в восьми госорганах закреплены цифровые вице-министры, персонально ответственные за цифровизацию своих ведомств, набраны сотрудники в департаментах цифровизации, средняя заработная плата которых 150 тыс. тенге.

– Повысив квалификацию данных сотрудников в области системного анализа, реинжиниринга процессов, управления данными, базы данных каналов связи и сети, разработки мобильных приложений, будет создан центр цифровых компетенций с фондом в 1 миллиард тенге, который будет направлен на бонусы к заработной плате сотрудников при достижении цифровых KPI. Будут назначены цифровые десанты – около 80 сотрудников, которые сос­тавят единый пул, это будут узкие специалисты по каждому вопросу, ротируе­мый состав, с постоянным развитием ИТ-компетенций и управления проектами, непрерывным обу­чением и междисциплинарными и межведомственными коллаборациями, – пояснил министр.

Еще одна проблема тотальной цифровизации, как бы парадоксально это ни звучало, – бюрократия. Багдат Мусин намерен дебюрократизировать сферу. Сейчас межведомственное взаимодействие госорганов, процессы предоставления госуслуг населению, взаимодействие с бизнесом имеют не совсем структурированный и слабый системный подход.

– С помощью команды дебюрократизации на базе холдинга «Зерде» будут реализованы следующие подходы: системное выстраивание ИТ-архитектур, выстраивание сервисов с фокусом на граждан и бизнес, оптимизация госфунк­ций и процессов, – отметил Багдат Мусин.

Однако дебюрократизация и обеспечение отрасли кадрами бесполезны, пока в стране есть места, где нет Интернета. В этом смысле пандемия сыграла свою позитивную роль, точечно показав эти места. Все помнят фото, на котором сидящие на крыше школьники делают уроки, пытаясь поймать Сеть.

Государство вкладывает большие деньги в обеспечение сел Интернетом, но проб­лема в качестве услуги. Как проинформировал Багдат Мусин, с сентября запущен сервис Bailanys.bar для измерения реального качества Интернета, который поможет определить районы с низкой скоростью соединения.

– На основе полученных данных планируются составление карты доступности Интернета и формирование плана мер по улучшению доступа к Сети в каждом регионе. В настоящее время собрано более 50 тысяч данных по проверкам. Кроме того, в целях мониторинга качества связи планируется приобрести передвижные измерительные комплексы и дополнительный комплекс автомобилей. На сегодня проходят конкурсные процедуры. Данные этого народного и государственного контроля будут собираться в единую систему, что даст возможность в дальнейшем работать с операторами, – заверил он.

COVID ПОСТАВИЛ НА ВИД

Не менее остро стоит вопрос цифровизации в системе здравоохранения. Карантин также явно это показал. В частнос­ти, отсутствует интеграция с частными клиниками, нет возможности получения историй лечения, работы в нескольких информационных системах, отсутствуют раздельный учет данных, прозрачная информация по свободным койкам и аппаратам ИВЛ.

– Для решения имеющихся проблем в здравоохранении разработана единая архитектура, создаются базы данных лекарственных средств, койко-мест, паспорта здоровья, – сказал Багдат Мусин.

В рамках реагирования на COVID-19 создана единая база результатов тестов ПЦР. На данный момент произведена интеграция с 95% частных лабораторий. Разработано мобильное приложение Saqbol, которое позволяет вес­ти контроль распространения вируса. Работа приложения направлена на анонимное отслеживание контактов с другими устройствами, на которых размещено такое же приложение.

Для граждан, сдавших тест на COVID-19, доступны результаты в сервисе «Цифровые документы» приложения EgovMobile. Сервис будет полезен для демонстрации документа с результатами ПЦР-тестирования по месту требования.

Мобильное приложение Saqbol доступно для скачивания в Google Play и AppStore.

Также совместно с операторами сотовой связи на платформе Smart Data Ukimet реализована возможность анализа актуальной статистики пандемии COVID-19 по стране. Система позволяет в интерактивном виде получать ежедневно обновляемую аналитику по набору ключевых показателей, представленную в картографическом и инфографическом виде, в том числе определение индекса самоизоляции (показатель уровня изолированности жителей городов), индексов мобильности граждан, аптечных продаж.

Кроме того, в разработке находится мобильное приложение ZERTTEU, основной функциональностью которого является определять нулевого пациента, мониторинг распространения вируса, результат ПЦР-тестирования.

Член Постоянного комитета ВОЗ по Европейскому региону Али Нургожаев считает, что использование искусственного интеллекта в медицине – уже привычное явление в развитых странах. Существует множество задач, решаемых средствами искусственного интеллекта. Это, например, распознавание образов – одно из базовых и относительно простых применений, требующее лишь наличия визуальной информации в виде снимков рентгена, КТ, глазного дна, отслеживание клинических показателей – немного более сложная в реализации группа задач, требующая использования различных сенсоров и других дополнительных устройств.

И наконец, один из сложных вариантов использования искусственного интеллекта в медицине – выработка схем лечения, например, как это делает суперкомпьютер IBM Watson.

– К сожалению, Казахстан начал внедрение искусственного интеллекта именно с этого проекта, требующего совершенно иного уровня медицинских стандартов, инфраструктуры и данных, – отметил эксперт.

Какие меры необходимы для внедрения эффективного искусственного интеллекта?

– Для этого нужно заменить аналоговое диагностическое оборудование на цифровое, открыть отечественным проектам возможность пилотирования на обезличенных базах медицинских данных на уровне городских медицинских организаций. Создать среду для боевой реализации проектов без выделения финансов, закрепить законодательно использование искусственного интеллекта. Сейчас телемедицина в РК работает по принципу «что не запрещено, то разрешено». При этом в РФ вот уже более 3 лет действует закон о телемедицине, а в марте в Госдуму внесен законопроект, разрешающий дистанционную постановку диагноза и даже назначение лечения, – пояснил Али Нургожаев.

А ТЕПЕРЬ ЦИФРЫ

Между тем, по мнению сенаторов, само понятие цифровизации в наших реалиях – расплывчато. Депутат Едиль Мамытбеков считает, что ее интерпретация может быть разной – от разработки искусственного интеллекта до закупа готового промышленного оборудования или программного обеспечения.

– Это мы наблюдаем у док­ладчиков сегодняшнего правительственного часа. К сожалению, сегодня все путают такие понятия, как цифровизация, компьютеризация, информатизация, чипизация, роботизация и так далее. Возьмем для примера систему среднего образования. В погоне за цифровизацией стали внедрять враждебные для системы бизнес-проекты типа «Күнделік», к которым за уши притянули СОРы и СОЧи. Как результат – сегодня имеем некачественное образование. Сложность ситуации в сфере цифровой экономики страны такова, что все кому не лень занимаются цифровизацией, но никто не несет законодательной ответственности за конечный результат, полученный в этой сфере, – сказал сенатор.

По его мнению, совершенствование законодательства в сфере цифровых технологий должно вестись на постоянной основе. Учитывая то, что технологии развиваются с большой скоростью, и по экспоненте законодательство в данной сфере постоянно запаздывает. В связи с этим нужно вносить ясность в правовые процессы.

– Парадоксально, что принята государственная программа «Цифровой Казахстан», но нет на законодательном уровне нормативного акта, который определяет категории, которыми мы апеллируем. Есть программа, но нет в правовом поле понятия цифровизации. Поэтому я считаю, что необходим закон о цифровизации. Как можно реализовывать прог­рамму, если нет определений категорий? Поэтому все гос­органы говорят на разном языке, – сказал Едиль Мамытбеков.

Депутат считает, что феномен цифровизации воспринят государственным топ-менедж­ментом как некая панацея для экономического ускорения и быстрейшего вхождения в чис­ло 30 развитых стран мира. При этом никого не смущает, что бездумная ускоренная реализация этого концепта превращается в очередную кампанейщину, уводящую в сторону от насущных задач по созданию фундаментальных основ диверсификации производства на индустриально-инновационной основе.

– Полагаю необходимым внесение корректировок в прог­рамму «Цифровой Казахстан» и принятие системных решений по исправлению ситуации в данной сфере. Реализация государственной программы «Цифровой Казахстан» в период с 2018 по 2020 год обошлась в более чем 40 миллиардов тенге. В то же время на развитие крупнейшего технопарка Центральной Азии Astana Hub было выделено более 4,5 миллиарда тенге, однако результативности Astana Hub не принес, так как не было разработано ни одной запатентованной IT-технологии, – констатировал сенатор.

При этом если посмотреть на зарубежный опыт, компании, вкладывающие в развитие IT такие же деньги, получают большее количество новых запатентованных проектов, коммерциализируя их за рубежом.

– Из этого очевидным является факт нерационального использования финансирования Astana Hub, который по большей части занимается популяризацией IT-отрасли среди молодого населения, а не качественным развитием казахстанской IT-отрасли. Возникает соответствующий вопрос: на что было потрачено свыше 4,5 миллиарда тенге? Были ли получены патенты? Если да, то внедрены ли проекты в компаниях? В противном случае, зачем создавался Astana Hub? – задался вопросами сенатор.

Еще один актуальный вопрос – увеличение темпов роста автоматизации реального сектора экономики. Едиль Мамытбеков считает, что это может привести к дестабилизации ситуации в стране.

– В частности, получается, мы искусственно создаем безработицу в некоторых отраслях экономики, что впоследствии может привести к повышению преступности. В связи с этим большой вопрос – были ли изу­чены риски от цифровизации? – спросил сенатор.

Едиль Мамытбеков подчерк­нул, что цифровизация может радикально изменить социальную среду и экономическую деятельность в Казахстане. Однако Казахстан, по его мнению, останется страной, которая еще не полностью осознала потенциал использования цифровых технологий для устойчивого развития из-за отсутствия четкого представления, что есть «цифровизация».

…В выступлении на правительственном часе министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Багдат Мусин отметил, что результатом всех усилий по цифровизации должно стать явление «Все услуги в смартфоне».

– Предоставление их пос­редством смартфона решит существенные неудобства, связанные с большим количеством справок, отсутствием оцифровки документов, таких как удостоверение личности, свидетельство о рождении, дипломы и другие документы, подписание договоров различного характера, будь то купли-продажи, регистрации прав на недвижимость, договора гражданско-правового характера, – сказал он.

Хочется добавить: главное, чтобы смартфоны были у всех.

Автор:
Лаура Тусупбекова
08:44, 19 Октября 2020
0
569
Подписка

Популярное