Главная страница

​Большие возможности маленьких займов

На финансовом рынке страны микрокредиты прочно заняли свою нишу. Только за 2018 год их было выдано 492 тыс. на 286 млрд тенге, тогда как в 2017-м – на 29% меньше.

Транспарентная трансформация

Микрофинансирование, мик­рокредитование, микрозаймы… Большинство казахстанцев об этих финансовых услугах знают не понаслышке. Ведь судя по статистике, потребительская активность наших граждан в данных секторах с каждым годом растет. Между тем следует отметить, что указанные инст­рументы, на первый взгляд схожие меж собой, имеют ряд отличий, прежде всего регулятивного характера.

Если говорить о рынке мик­рофинансовых организаций, то в Казахстане он был взят «под крыло» Национальным банком не так давно – с 2016 года. Вначале деятельность сектора регулировалась Законом от 2003 года «О микрокредитных организациях», а потом – «О мик­рофинансовых организациях», принятым в ноябре 2012-го.

В соответствии с нормами закона участники рынка микрокредитов должны проходить государственную перерегистрацию и учетную регистрацию в качестве МФО. Это способствует прозрачности процесса и повышает эффективность данного финансового сегмента.

За 2013–2018 годы учетную регистрацию прошли 188 МФО, при этом с рынка ушли «серые» игроки – 31 организация. По данным, предоставленным Нацбанком, на 30 января 2019-го во всех областях РК насчитывалось 157 действующих МФО. Для сравнения – в 2016-м их было 99.

С 2016 года увеличился собственный капитал МФО – более чем в 2 раза (с 32 млрд тенге до 74 млрд тенге). Их совокупный ссудный портфель вырос в 3 раза (с 70 млрд тенге до 212 млрд тенге). При этом максимальный размер займа на одного человека не может превышать 8 тыс. месячных расчетных показателей. Предельная годовая эффективная ставка вознаграждения для микрофинансовых организаций составляет 56%.

Большой спрос на подобные заемные средства можно объяс­нить их доступностью: если в банках рассматривают «под лупой» и кредитную историю, и наличие залога у потенциальных заемщиков, то в МФО требования не столь жесткие. Наиболее распространенными продуктами стали микрокредиты на потребительские цели, коллективное кредитование, финансирование субъектов МСБ и ИП (на расширение бизнеса), на сельскохозяйственные цели.

Как рассказал нашей газете директор Ассоциации мик­рофинансовых организаций Казах­стана (АМФОК) Ербол Омарханов, больше всего таких субъектов зарегистрировано в Алматы, на них приходится 78% от общего кредитного портфеля всех МФО. В Астане зарегист­рировано 13% МФО с долей в кредитном портфеле 3%.


– Практически все кредиты выдаются физическим лицам. За три квартала 2018 года доля займов, выданных на предпринимательские цели, составила 53%. 68% приходится на микрокредиты, предоставленные без обеспечения. Обеспеченных гарантией – 24%, а залогом – 8%, – пояснил директор АМФОК.

К слову, принудительное взыс­кание долга проводится только по решению суда. Сог­ласно Закону РК «О микрофинансовых организациях», передача задолженности на досудебные взыскания и урегулирование коллекторскому агентству допускается при наличии в договоре такого права.

Как выяснилось, на сельчан приходится основная масса займов: на фоне городских жителей их доля составляет 66%. В гендерном раскладе лидирует слабый пол.

Принято считать, что большинство женщин демонстрируют более высокую финансовую дисциплину при погашении кредитов в сравнении с мужчинами. «Опережают» дамы кавалеров и по среднему возрасту заемщиков, который составляет 48 и 43 года соответственно.

Кстати, если говорить о женщинах, то разработчик концепции микрокредитования профессор экономики Мухаммад Юнус свой первый микрокредит в 27 долларов выдал из личных средств и именно представительницам прекрасной половины человечества – на изготовление мебели из бамбука. Борьба с бедностью еще в 1970-х мотивировала экономиста из Бангладеш на поиски решения проблем выживания. Позже многие в этом финансовом инструменте увидели социальный потенциал.

Генеральная Ассамблея ООН даже объявила 2005 год Международным годом микрокредитования, а Мухаммад Юнус в 2006-м был удостоен Нобелевской премии. Впрочем, немало экспертов социальный аспект сочли довольно спорным, ведь прямых доказательств того, что благодаря микрозаймам кто-то сумел разбогатеть, найти не удалось.


Shark Loans?

Пять лет назад, в феврале 2014 года, в Казахстане были выданы первые онлайн-мик­розаймы. Новая услуга имела свои особенности: все взаимоотношения между заемщиком и кредитором оформлялись посредством Интернета с использованием цифровых технологий.


Сегодня, согласно данным Первого кредитного бюро, деятельностью по онлайн-кредитованию занимаются уже около 40 компаний, которыми за 2018 год было выдано 1,7 млн микрозаймов на общую сумму 72,9 млрд тенге. Рост объемов по сравнению с 2017-м составил порядка 80%!

Следует сразу уточнить: такая разновидность займов в формате «до зарплаты» – PDL (pay day loans) – существенно отличается от микрокредита не только коротким сроком кредитования – до 30 дней и небольшими суммами от 5 тыс. тенге и выше, но и технологиями. Деньги предоставляются без традиционного финансового анализа (проверки, подтверж­дения) платежеспособности заемщика, в основном онлайн-компаниями, с применением различных поведенческих скоринговых и антифродовых (по противодействию мошенничеству) моделей.

– Они не относятся к МФО, и, следовательно, нормы Закона РК «О микрофинансовых организациях» не распространяются на такие виды операций и не защищают заемщиков, – пояснил управляющий директор – директор департамента экономики НПП РК «Атамекен» Нурлан Сакуов. – Сами компании находятся вне законодательного и государственного регулирования со стороны Национального банка.

Кредиты до зарплаты традиционно берут те, у кого не очень хорошо обстоит дело с кредитной историей. В банках таким заемщикам, скорее всего, откажут, либо у банков и микрофинансовых организаций слишком высок порог выдаваемых на руки сумм, и такие клиенты им неинтерес­ны, комментирует директор центра прикладных исследований (ЦПИ) «Талап» Рахим Ошакбаев. Пользуются этой услугой и те потребители, кому деньги нужны именно сейчас. Через некоторые интернет-сервисы средства можно получить на банковскую карту в течение 10 минут.

В подобных ситуациях не отпугивают даже высокие проценты, которые стали одним из самых обсуждаемых моментов в работе «онлайнеров». По словам исполнительного директора ОЮЛ «Казахстанская Ассоциация ФинТех» Анатолия Глухова, ставка вознаграждения по таким займам по сравнению с МФО и БВУ была значительно выше, поскольку операционные расходы по привлечению и обслуживанию микрозаймов, выданных на небольшой срок, оказывались очень существенными.

В последующие годы динамика развития данного нап­равления характеризовалась прогрессивным ростом. В нас­тоящее время услугами онлайн-кредиторов активно пользуются примерно 500 тыс. человек. Средний размер мик­розайма составляет сейчас 43 тыс. тенге.

– В Казахстане практически каждый четвертый потребительский заем без залога выдается именно онлайн-кредиторами, что говорит о высоком спросе потребителей на данную услугу, – говорит Анатолий Глухов, отмечая, что занятие указанной деятельностью не требует получения каких-либо специальных разрешений со стороны государственных органов и правоотношения между сторонами регулируются гражданским законодательством.

Как говорится, есть спрос – есть и предложение. По мнению многих экспертов, востребованность услуг компаний, выдающих кредиты онлайн, возникал традиционно в годы финансовых кризисов, когда реальные доходы многих групп населения существенно снижались. Когда человек не может самостоятельно ограничить собственные расходы, ему приходится искать деньги на стороне – занимать и перезанимать.

Между тем такие займы, считает Рахим Ошакбаев, по сути, являются онлайн-ростовщичеством, хотя некоторые и считают его разновидностью растущего в последние годы микрокредитования. Сам термин Shark Loans, дословно означающий «акульи займы», появился в начале 2000-х годов и уже прочно вошел в финансовые словари.

В ходе исследований рынка онлайн-ростовщиков в 2018 году эксперты «Талап» сделали ряд выводов.


Первое – бизнес-модель «кредитов до зарплаты» основана не на выдаче кредитов, а на создании долговой ловушки. Ранее 4 из 5 «кредитов до зарплаты» (более 80%) выдавались в течение месяца после предыдущего займа. Второе – потенциальной аудиторией онлайн-ростовщиков могут стать 1 млн граждан Казахстана.

Согласно данным Национального банка, доля проблемных онлайн-кредитов составляла 84%. Средняя задолженность по одному кредиту в 2017 году равнялась 42 тыс. тенге. Средний долг одного заемщика – от 210 тыс. тенге до 252 тыс. тенге или 4–5 кредитов.


Учитесь считать деньги

В результате общественной дискуссии в 2018 году был принят большой пакет поправок от Нацбанка, в который входило и регулирование данного онлайн-рынка. В целях защиты прав заемщиков и устранения имеющихся пробелов Гражданский кодекс РК был дополнен статьей 725-1 «Особенности договора займа, заключаемого с заемщиком – физическим лицом».

Ключевыми нормами указанной статьи устанавливаются ограничения по годовой эффективной ставке вознаграж­дения (ГЭСВ), она не должна превышать 100%. Кроме того, размер неустойки (штрафа, пени) за нарушение обязательства по возврату суммы займа и (или) уплате вознаграждения по договору займа не может превышать 0,5% от суммы не­исполненного обязательства за каждый день просрочки.

Все платежи заемщика по договору займа, включая сумму вознаграждения, неустойки, комиссий и иных платежей, предусмотренных договором займа, за исключением предмета займа, в совокупности не могут превышать сумму выданного займа за весь период действия договора.

Для удобства заемщиков на сайте Нацбанка размещен кредитный калькулятор для автоматического расчета ГЭСВ, с помощью которого может выявлять превышение значения 100-процентной годовой эффективной ставки возна­граждения.

– После принятия закона ситуация изменилась: заемщики выигрывают суды у онлайн-ростовщиков и возвращают столько, сколько положено по закону. В AstanaHub уже есть стартап, который помогает людям, попавшим в кредитную кабалу, избавиться от этой долговой нагрузки, – продолжает Рахим Ошакбаев.

Правда, по его словам, кредиторы пользуются небольшой брешью в законе и назначают дополнительные комиссии – за использование «онлайн-кошелька» или допуслуги.

– Но главное, что сам сектор не умер, хотя лоббисты так называемого финтеха говорили: при ограничении ставки в 100% компании будут убыточными. Этого не произошло, и, скорее всего, у них большой запас прочности, – считает руководитель ЦПИ.

Однако, по мнению Анатолия Глухова, кроме ограничительных мер, необходимо также стимулировать развитие онлайн-кредитования, поскольку применяемые финансовые технологии повышают доступ населения к финуслугам, совершенствуется инфраструктура в сфере цифровых платежей и BigData, компании создают новые рабочие места для граждан, а также привлекают зарубежные инвестиции в данный сектор. Все указанные сферы очень актуальны для дальнейшего успешного развития нашей страны, уверен финансист.

Директор центра по развитию финансовых технологий и инноваций Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) Константин Пак считает, что позиция, которую занял Национальный банк, не учитывает специфику продуктов PDL-компаний: очень небольшие суммы, выдаваемые на короткий срок, не позволяют сохранять рентабельность при фиксировании процентной ставки на уровне, предложенном НБ РК.

Данная ситуация, считает он, ведет к двум возможным последствиям. Первое – часть компаний может уйти с рынка, а между тем их клиенты сохранили спрос на небольшие краткосрочные займы, но при этом им недоступны банковские продукты. И сейчас есть риск увеличения доли теневых кредитных продуктов. Второе – PDL-компании, работающие в Интернете, меняют юрисдикцию своих компаний, при этом не покидая рынок, так как Всемирная паутина позволяет работать трансгранично. Казахстан при этом теряет как большинство рычагов регулирования и мониторинга, так и налоговые поступления.

Однако в целом, уверен Константин Пак, ситуация еще не безнадежна, и конструктивный диалог с регулятором вполне может улучшить деловой ­климат этой части рынка.

Как бы то ни было, мнение экспертов сходно в одном:


необходимо, кроме прочего, повышать финансовую грамотность казахстанцев. Согласно исследованиям агентства Standard&Poor’s, таковыми считаются только 40% взрослого населения страны. При этом РК опережает своих партнеров по ЕАЭС – Россию и Беларусь, в которых финансово грамотных 38%.

В мире лидерские позиции заняли Дания, Норвегия и Швеция. В каждой из них таких 71% населения.

По мнению Ербола Омарханова, сегодня наряду с цифровой трансформацией для сектора МФО важно развитие самого клиента, обучение его навыкам дистанционного обслуживания через электронные каналы коммуникации.

– У АМФОК с АФК есть совместные планы. Только за прошедший год уроки по финансовой грамотности посетили свыше 135 тысяч человек. В основном это женщины в возрасте от 40 лет, занятые в торговле, – привел он данные.

Причем за повышение финграмотности должна в первую очередь отвечать система образования. У нас же ни в школах, ни в высших и средних специальных учебных заведениях не учат считать деньги, не дают прикладные навыки. Необходимо пересмотреть подходы, чтобы граждане умели тратить и копить деньги, чтобы не усложнять свою жизнь долгами, уверены финансисты.

Автор:
Гуляим Тулешева
10:04, 13 Февраля 2019
0
939
Подписка

Популярное