Главная страница

Быть в русле мировых трендов

Современная система образования должна быть способной быстро и четко реагировать на все то новое, что появляется в этой области. О том, какое место казахстанское школьное образование занимает в мировой системе координат, чем обусловлено внедрение нового содержания образования и какой выпускник на выходе из школы нам нужен, в интервью с президентом АО «Информационно-аналитический центр» Министерства образования и науки Сериком Ирсалиевым.
– Серик Азтаевич, почему так необходимо участвовать в международных сопоставительных исследованиях в области образования? Система казахстанского образования переживает сейчас серьезные реформы, может быть, нужно сначала перестроиться?

– Для нас очень важно понимать, кто мы и где находимся по отношению к лучшей мировой практике. Это вопросы, на которые мы обязаны давать ответы. Чтобы знать, в каком направлении двигаться, следует ясно осознавать две вещи: какие сегодня мировые тренды в области образования, и второе – каково наше базовое состояние. Зная это, можно составить некую «дорожную карту» продвижения образования вперед.

Чтобы ответить на первый вопрос, необходимо принимать участие в международных сопоставительных исследованиях. Их много. Самые главные – TIMSS, его проводит международная ассоциа­ция по оценке образовательных достижений, затем PISA, организатор ОЭСР, также есть PIAAC, TALIS и множество других.

TIMSS в 2015 году отметил свое 20-летие. Казахстан участвовал в нем трижды, в 2007, 2011 и 2015 годах. Исследование направлено на оценку знаний учащихся четвертых и восьмых классов, потому что в большинстве стран именно в четвертом классе заканчивается начальная школа, следовательно, можно подвести черту и выявить уровень подготовки. Через четыре года знания этих же школьников, но уже в восьмом классе, снова оцениваются. Наиболее впечатляющие успехи наши ребята продемонстрировали в 2015 году. Восьмиклассники по математике заняли 7-е место, пропустив вперед только представителей ведущих государств Юго-Восточной Азии и России. Если говорить в общем, то по знаниям наши школьники опередили своих сверстников из многих стран – это США, Англия, Германия, Канада, Австралия, Швеция, Польша, Чехия, Малайзия, Турция...

Мы участвуем в ТIMSS не для того, чтобы почивать на лаврах. На самом деле ТIMSS – уникальный инструмент, позволяющий определить качество образования в зависимости от различных факторов. К примеру, исследование выявило закономерную зависимость знаний ребенка от образовательных ресурсов семьи: если оба родителя имеют высшее образование, хорошо зарабатывают, покупают книги, предоставляют доступ к Интернету и так далее, то их ребенок учится намного лучше. Многое зависит от того, посещал ли ребенок детский сад, была ли у него возможность получать дополнительное образование. Помимо замера знаний ТIMSS проводит анкетный опрос родителей, детей, педагогов. И наши учителя оказались более патриотичными, чем их коллеги из других стран: почти 100% опрошенных гордятся профессией, а удовлетворенность своей работой – важный фактор, и по этому показателю Казахстан в лидерах.

– Задача ТIMSS заключается в том, чтобы учащиеся смогли ответить на вопросы: что, где, когда? А вот в PISA важны другие: почему, зачем, как? То есть направлены на определение функциональной грамотности. Тут наши позиции слабее?

– В конце 80-х прошлого века ведущие образовательные системы мира пришли к выводу, что мир становится слишком изменчивым, информация обновляется чуть ли не каждые два года, и получение чисто академических знаний становится малоэффективным. И вот сначала англосаксонская система, а потом и весь мир стал переходить на новую парадигму образования, где во главу ставились не просто академические знания, а функцио­нальная грамотность, позволяю­щая эффективно использовать знания в повседневной жизни. Тогда же были созданы первые куррикулумы, начался процесс перехода от знаниецентристской системы к компетентностной.

Советская школа не успела отреагировать на эти изменения, а новые независимые постсоветские государства решали несколько иные задачи – строили свои национальные системы в сложных экономических условиях. В итоге наши страны отстали от внедрения нового содержания образования, а мир тем временем двигался вперед.

В 1997 году прозвучала идея о том, что новое содержание образования надо как-то замерять. В ОЭСР три года работали над этой задачей, и в 2000 году появился инструмент замера компетенций школьников PISA с периодичностью проведения раз в три года. 80% всех тестовых заданий этого исследования направлены на определение того, как ребенок может использовать знания в реальной жизни. Учитывая то, что обновление содержания образования в нашей стране существенно отстало от мировых тенденций, наши школьники, и это объективно, не могут сейчас показать высоких результатов в PISA, хотя есть заметный рост по математике – у нас 42-е место в числе 72 стран по естествознанию и грамотнос­ти чтения.

В текущем учебном году наши первоклассники начали заниматься по обновленной программе, как раз нацеленной на развитие компетенций высокого уровня. Программы составлены ­Назарбаев Интеллектуальными школами в партнерстве с лучшими зарубежными педагогами и учеными, по­этому через три цикла, когда нашим первоклассникам будет по 15 лет, они, думаю, покажут достаточно хорошие результаты. И участие учащихся НИШ в РISA 2015, а они шли отдельным пулом, доказывает правильность выбранного пути, потому что они показали результаты, сопоставимые с результатами лидеров исследования. РISA не ранжирует страны по баллам и никогда таких целей не ставила – здесь главное в том, чтобы страны сами для себя понимали, где они находятся и над чем им надо поработать. Тем не менее если пересчитать результаты ­НИШевцев в баллы, то окажется, что они находятся по математике на 7-м месте. Наша задача – сделать так, чтобы вся система образования страны работала так же, как работают в НИШ.

– На PISA 2015 нам не засчитали открытые тесты. Этот факт даже был замечен в Парламенте. Так в чем суть недоразумения?

– В РISA 70% вопросов – это закрытые тесты, и у нас есть офи­циальное пояснение ОЭСР, что основной инструмент замера – как раз эти тесты. И наши дети в закрытых заданиях показали достаточный прогресс, который связан с тем, что три года после PISA 2012 страна не стояла на месте: по поручению Главы государства выполнялся план развития функциональной грамотности школьников, шла работа над повышением квалификации педагогов, совершенствовались тестовые задания.

Что касается 30% открытых заданий, там тоже очевиден существенный прогресс, который насторожил экспертов ОЭСР: они сделали вывод, что кодировщики, а это лучшие учителя, которых рекомендовали управления образования, были снисходительны к детям, и там, где не следовало бы засчитывать вопрос, они засчитывали. Мы беседовали с кодировщиками, они не согласны с таким мнением и утверждают, что действовали строго по тем стандартам, которые были заданы ОЭСР. Ребенок, допустим, отвечал на вопрос, передавал весь смысл, но делал это несколько пространно, а не четко по трафарету. И в таких ситуациях наши учителя, руководствуясь педагогической практикой и этикой, принимали решение в пользу ребенка. Но экс­перты посчитали, что в спорных случаях надо действовать более жестко, поэтому не засчитали эти 30%, и во всех отчетах результаты Казахстана указаны с маленькой пометкой о том, что они представлены без учета открытых вопросов. Этот факт был истолкован так, что якобы страна вообще дисквалифицирована. Ничего подобного. В отчете Казахстан представлен в трех главах, 13 графиках, 180 таблицах, упомянут 337 раз в различных сопоставлениях. Тем не менее, служебное разбирательство проведено, те, кто был ответственен контролировать работу кодировщиков, строго наказаны. Это для нас очень хороший урок. Сам по себе факт не очень приятен, но он не настолько трагичен, как это хотелось кому-то представить.

– Как можно по трафарету ответить на открытый вопрос, предполагающий определенную мыслительную деятельность?

– Именно об этом и говорят наши кодировщики, которые не соглашаются с оценкой своей работы, но у ОЭСР свои стандарты, и если мы хотим участвовать в их сопоставительных исследованиях, мы должны этим стандартам следовать. Для того чтобы избежать таких споров о субъективности оценивания, принято решение о том, что в 2018 году Казахстан будет принимать участие в PISA в электронном формате. Воздействие человеческого фактора при оценке будет минимизировано, работа кодировщиков станет проз­рачной. Вообще же практика участия в РISA говорит о том, что в использовании его инструментариев всегда есть какие-то отклонения, и недоразумений не избежали даже такие страны, как Великобритания, Голландия, Малайзия.

– Если взять в пример опыт Единого национального тес­тирования, промежуточного государственного контроля в четвертых и девятых классах, то становится очевидным, что нас нередко подводит не столь развитая тестовая база, потому так много нареканий на некорректные вопросы, на слишком сложные, выходящие за пределы программы, задания или, наоборот – слишком простые. Помню, как долго не решались на ЕНТ вводить тесты на логику. Все это наверняка тоже мешает нам получать более высокие результаты в международных исследованиях?

– Оценивание – достаточно трудная наука, как и тестология, психометрика, педагогические измерения в целом. Казахстан не так давно начал активно внедрять практику тестирования, и мы развиваемся в рамках имеющегося потенциала. И он, конечно, еще очень сильно отстает от того потенциа­ла, который есть в мире. Такой пример: в самой мощной в мире организации Educational Testing Service (США), проводящей такие тесты, как TOEFL, SAT, работают до 500 докторов PhD, выпускников университетов Лиги плюща. Я имел удовольствие общаться с одним из работников ETS, и он рассказывал, что его, выпускника Принстонского университета, полгода стажировали, прежде чем допустить к работе над составлением тестов. Представьте себе этот потенциал – 500 докторов, составляющих тесты по всем законам тестологии! А в Казахстане ранее вообще не велась подготовка кадров в области педагогических измерений. Потому совместно с Всемирным банком мы сейчас готовим проект по повышению потенциала нашего Центра тестирования, развитию педагогических измерений в целом.

В рамках этой работы НИШ соз­дано отдельное подразделение, которое также ориентировано на организацию нового инструмента замера в связи с внедрением нового содержания образования. Для того чтобы спровоцировать школу к быстрым изменениям, надо на конец процесса поставить такой инструмент замера, который бы смог перестроить всю систему под него. Это одно из решений проблем быстрого перехода к новому содержанию образования. Но с другой стороны, с точки зрения логики, педагогической практики, этики, нельзя замерять то, что дети не изучают в школе.

– Новое содержание – новые задачи. Какими должны выйти из школы наши дети?

– Задача нашей системы образования состоит в том, чтобы с раннего возраста учить детей логически мыслить, развивать различные навыки, компетенции, потому что мы живем в сложном мире. Сейчас есть такое понятие, как мир VUCA. VUCA – это акроним английских слов volatility – нестабильность, uncertainty – неопределенность, complexity – сложность и ambiguity – неоднозначность. Так вот, согласно исследованиям ученых, люди, желающие выживать в постоянно меняющемся мире, должны относиться к ситуации неопределенности не со страхом, а с интересом, обладать гибким умом и высоким уровнем интеллекта. Некоторые исследователи, к примеру, утверждают, что Фукусимской трагедии 2011 года могло и не быть, если бы специалисты, обеспечивающие безопасность атомного реактора, обладали не только базовыми компетенция­ми, но еще и способностью нестандартно мыслить, вести себя адекватно в сложной ситуации.

В 2015 году ОЭСР, понимая всю важность вызова мира VUCA, приступила к реализации нового проекта «Образование-2030». По 2018 год будет вестись работа по определению нового содержания школьного образования, затем до 2021 года планируется создать новые стандарты, куррикулумы и апробировать их в развитых странах, и после уже выдать рекомендации для всех образовательных систем. Благодаря активности Министерства образования и науки мы успели этот тренд поймать и сейчас держим руку на пульсе того, что происходит в Комитете образовательной политики ОЭСР. Сотрудники нашего центра и НИШ участвуют практически во всех сессиях и семинарах, посвященных этой проблематике, по созданию нового содержания, и у нас есть шанс быть в русле мировых трендов.
Автор:
Марина Пархоменко
09:02, 24 Января 2017
0
683
Подписка

Популярное

Читайте также