Главная страница

Быть или не быть "вредной" еде?

Предлагаемый проект «здорового» Кодекса, а точнее «О здоровье народа и системе здравоохранения», недавно вынесенный на общественные слушания, удивил не только предложениями касательно алкогольной и табачной продукции. Разработчики в лице Минздрава РК решили, что за здоровье народа пришло время взяться всерьез и начать стоит в том числе с запрета на рекламу всех «вредных» продуктов, уличенных в излишнем содержании соли, сахара и трансжиров. Правда, что такое по-настоящему вредный продукт, не удалось выяснить даже во время дис­куссии, которая получилась весьма жаркой, учитывая, что кодекс грозит попрать права в первую очередь отечест­венных производителей.

Синие, красные, вредные

Вообще, конечно, инициатива весьма стоящая: здоровье нации – это не только спасение граждан от пагубного влияния алкоголя и табака, а также минусов плохой экологии, но и воспитание правильных пищевых привычек, как сейчас принято говорить. Ввиду чего Министерство здравоохранения РК и планирует ряд запретительных мер.

Вводит не на пустом месте, а в строгом соответствии с между­народными нормами. О чем и сообщил заместитель председателя Комитета общест­венного здоровья Нуркан Садвакасов.

– Министерство здравоохранения как уполномоченный орган по охране общественного здоровья разработал данные нормы, и действительно, где-то они идут в противоречие с политикой бизнеса, но все они направлены на охрану здоровья. И прежде чем они были внесены на рассмотрение Правительству, проводились неоднократные рабочие встречи. Побывали у нас и представители ВОЗ, которые предоставили данные по вреду изделий из соли и жира, показали, что, в случае ограничения этих вредных факторов, уже через 5–10 лет мы плавно придем к снижению показателей неинфекционных заболеваний, – прокомментировал замглавы комитета.

Обратившись к предпринимателям: «Мы понимаем, что это ваш бизнес, ваш доход, поэтому мы и выносим это на обсуждение», – представитель Минздрава заверил, что все их доводы будут еще раз изучены.

– Самая главная задача – защитить здоровье нашего населения. А насчет рекламы: в кодексе ведь не оговаривается запрещение рекламы самого бренда, а лишь какого-то продукта с конкретным содержанием соли или трансжиров, – добавил чиновник.


С ВОЗ не поспоришь. Организация серьезная. Тем более что Казахстан – не первая страна, готовящая подобные поправки в отношении определенной категории продуктов питания.

Например, в Лондоне с 25 февраля нынешнего года вступит в силу запрет на рекламу фастфуда в общественном транспорте: там больше не будет плакатов с едой и напитками с высоким содержанием соли, сахара и жира. Мэр Лондона Садик Хан объяснил, что это попытка решить проблему детского ожирения – «бомбу замедленного действия».

Подобные же меры на подходе и в Российской Федерации: Комитет Госдумы по охране здоровья предлагает ввести информационный барьер для рекламы вредных продуктов на ТВ, а какие-то, где зашка­ливает содержание соли и сахара, и вовсе запретить рек­ламировать. Причина все та же: большое количество упитанных детей и подростков, при этом семьи с низким уровнем дохода редко когда соблюдают правила питания, а вредные пищевые пристрастия, по мнению депутатов, формирует именно телевидение, где масса агрессивной рекламы и совсем мало информации о «нормальной» еде.

Радеют российские инициаторы и за необходимость ввес­ти маркировку продуктов: зеленые – безопасные, желтые – средние, красные – вредные. Так же, как и разработчики отечественного кодекса: по словам Нуркана Садвакасова, маркировка на упаковке – первый этап знакомства с продуктом, соответствующие отметки расскажут потребителю больше, чем продавец или надписи мельчайшим шрифтом на упаковке. Например, в Европе с 2016-го введена обязательная маркировка по 6 ингредиентам: жиры, сахар, соль, трансжиры, углеводы и белки, такой же «светофор» действует в США.

Кстати, о подобных ново­введениях предупреждал еще в апреле истекшего года вице-министр здравоохранения Алексей Цой, тогда приведший в пример опыт зарубежных стран:


в Финляндии с 2010 года внедрен налог на сладости, алкоголь и запрет на продукты с высоким содержанием соли и солений, в результате за 7 лет уровень неинфекционных заболеваний среди населения снизился на 80% (!), а продолжительность жизни выросла на 10 лет.

В Венгрии в 2011 году также был введен здравоохранительный налог на пищевые продукты, снизивший потреб­ление вредностей среди 73% населения.

Поддержал инициативу министерства и директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев:

– Поприветствую усилия Минздрава по повышению эффективности госполитики по охране общественного здоровья. Фокус здесь очевидно правильный: лучше сконцентрировать усилия на профилактике, на информировании о вреде. Я понимаю боль бизнеса, вместе с тем мы должны помнить, что принцип охраны здоровья и жизни должен доминировать. Но, безусловно, подходы должны быть взвешенными. Это большая смелость и новация со стороны Минздрава – ввес­ти ограничения на вредную продукцию. Но нельзя просто брать и запрещать без понимания того, как это повлияет на функционирование той или иной отрасли. Поэтому ничего не остается, кроме как обратиться к первоисточнику – к научным реальным исследованиям, тому, о чем говорит ВОЗ. И тут уже есть место для продолжительной дискуссии, насколько велик этот вред. В любом случае Минздрав взял очень правильное нап­равление.

Насильно никто не заставляет

Было вполне ожидаемо, что противников и критиков у предлагаемых нововведений найдется предостаточно. Это в первую очередь представители отечест­венного бизнес-сообщества.

Наибольшее недоумение у производителей вызвал спорный вопрос о предполагаемой вредности продуктов.

Как заявила представитель ассоциации «Масложировой союз Казахстана» Галина Онищенко, в республике производимая и импортируемая пищевая продукция выпускается исключительно в соответствии с требованиями, которые определены и нормированы соответствующими техрег­ламентами, что уже само по себе исключает попадание на прилавки продуктов с излишним содержанием вредных веществ, в том числе соли, сахара и трансжиров.

– Что касается трансжиров, хотелось бы немножко пояснить ситуацию: есть трансжиры естественного происхождения, без вредного воздействия на организм человека, например, сливочное масло, молочные жиры, и они не нормируются никакими документами, потому что они безвредны. А есть трансжиры промышленного происхождения, полученные в процессе гидрогенизации, и вред от них доказан, и вот они нормируются – не более 2% от массовой доли жира в продукте, – разъяснила аспекты производства эксперт.

Выразила спикер сомнение и по поводу возможности определить излишнее содержание тех же трансжиров в продукте: для этого нет ни нормативного документа, ни границ, что значит «излишние».

Озадачила необходимость выяснять удельный вес вредностей и Казахстанскую ассоциацию сахарной, пищевой и перерабатывающей промышленности.

– Что касается предложения законодательно запретить рек­ламу вредных продуктов питания с высоким содержанием соли, сахара и трансжиров: не понятно, каким образом это содержание будет определяться?


Если утрировать ситуацию, то можно сказать, что килограммовый пакет сахара – это излишне высокое его содержание, – высказала свое мнение руководитель ассоциации Айжан Наурзгалиева.

– Неясна позиция разработчика. И наверное, прежде чем вносить эти предложения, для начала надо было определить механизм, как вы будете определять высокое или достаточное содержание сахара или соли.

По поводу же предлагаемой маркировки продуктов питания глава ассоциации добавила: отечественная продукция выпускается и маркируется в соответствии с требованиями соответствующего техрег­ламента о маркировке, в котором уже изложены все необходимые моменты.

Тему маркировки затронул и президент Ассоциации кондитеров Казахстана Алихан Талгатбек.

– Когда-то в бывшей Юго­славии уже внедряли цветовую маркировку подобной продукции, в итоге все это вылилось в снижение продаж и сокращение производства и даже банкротство некоторых предприятий. Мы говорим о здоровье нации и начинаем не с того конца, устраи­вая своему производителю лишние препоны, – высказался глава «сладкого» объединения, добавив, что раз все и так изготовляется по техрегламентам, допускающим выпуск такой продукции, значит, она приемлема для пот­ребления. – Другой вопрос, – отметил Талгатбек, – что кто-то потребляет ее слишком много, однако мы, кондитеры, никого не заставляем этого делать.

Но, пожалуй, самым болезненным для собравшихся стал рекламный пункт. Например, в той же России, где подобные новшества лоббируются уже не первый год, эксперты пришли к выводу, что от подобного ограничения пострадают в значительной степени средства массовой информации. Ведь не секрет, что размещение рек­ламы – львиная доля доходов любого телеканала или радиоволны. Вспомните-ка, что чаще всего рекламируют? Правильно, газировку, снеки, различный фастфуд. Про упущенную выгоду компаний-производителей и говорить не хочется – кто-то предрекает обрушение рынка.

Именно об этом и говорила в своем спиче президент Ассоциа­ции производителей безалкогольных напитков и соков Алия Мамытбаева.

Привела спикер и данные: в Казахстане подушевое потребление сахара и безалкогольных напитков не превышает 22 литров в год – это примерно в 3–4 раза ниже уровня потребления в странах, где уже поднимался вопрос о повышении, например, акцизов на подобную продукцию с целью придержать уровень ожирения нации. Алия Мамытбаева считает, что гораздо эффективнее доводить до потребителя информацию о культуре потребления и рациональном питании, нежели вводить необоснованное разделение продуктов питания на «хорошие здоровые» и «плохие нездоровые», без обозначения критериев для этого.

– Такого понятия, – добавила глава ассоциации, как «вредные продукты», нет нигде в международном законодательстве, есть более вредные продукты или менее вредные. А в технических регламентах и регулируются все эти вопросы.

– Я считаю, что здоровое нацио­нальное питание должно быть разнообразным, мне представляется, что в кодексе следует говорить о рекомендациях по такому питанию, а не стандартах, – заключила Мамытбаева. 

ПосТСкриптум

Подводя итоги вышесказанного, стоит вспомнить и о простых гражданах. Лишение нас, потребителей, «вредной» рекламы всегда ли эквивалентно тому, что раз нет рекламы – нет и желания полакомиться условными вредностями? Сами-то по себе они никуда не денутся, и дети наши как просили, так и будут просить такой сладкой (в скором времени, возможно, законодательно вредной), но такой вкусной (да простят меня в Минздраве!) газировки. Может, и правда, начинать Министерству здравоохранения необходимо с активной пропаганды правильного питания?

Или, принимая сторону экспертов от бизнеса, защищающих свои права, стоит начать с самого себя? Кто хочет, пусть воспитывает в себе корректное пищевое поведение, жует листики салата, запивая смузи из сельдерея и презрительно фыркает на баннеры с гамбургерами. А в магазинах лихорадочно вчитывается в состав и удельный вес сахарозы, заодно запоминая 50 оттенков маркировки. Ведь правы contra-спикеры: насильно они никому в рот свои калорийные эклеры-булочки-лимонады не запихивают, поклонники их продукции всегда найдутся, а кто не хочет смотреть рекламу, так пусть и не смотрит.

Конечно, я передергиваю. Но каждая из сторон по-своему права, так что пока – нашла коса на камень. 

Автор:
Елена Левкович
10:45, 11 Февраля 2019
0
249
Подписка

Популярное