Горная звезда Жамал

Исполнилось 90 лет со дня рождения первой женщины казашки-маркшейдера, сумевшей впервые в мире разработать новый метод наблюдения за напряженным состоянием горных пород при отработке угольных пластов, основанный на использовании радиоактивных изотопов, доктора технических наук, члена-корреспондента Академии наук Жамал Канлыбаевой.

Сегодня ее гениально простой метод, основанный на разбрасывании специальным снарядом в толщу горных пород изотопов и считывании информации с их сигналов, используют во всем мире. Шахтеры многих стран, чутко прислушиваю­щиеся каждый день к шуршанию земной кровли над головой, каждый день, наверное, говорят «спасибо» за этот метод, снизивший риски в разы. Ведь горняки знают, как под действием выработок может идти стихийное движение пород, как над подземными штреками порой может оседать земля. Распознавать и предвидеть подобные катастрофы научилась выдающийся исследователь в области горного дела Жамал Мусагалиевна Канлыбаева.

В память об этой хрупкой женщине, оставившей яркий след в горной науке не только Казахстана, но и мира, в Институте горного дела им. Д. А. Кунаева состоялось заседание ученого совета. В нем приняли учас­тие научная общественность, представители Министерства индустрии и новых технологий, Национального цент­ра по комплексной переработке минерального сырья, соратники, многочисленные ученики и близкие ученого.

Жамал Канлыбаева не только первая женщина-казашка, ставшая кандидатом, а затем доктором технических наук, но и первая представительница тюркского мира, посвятившая свою жизнь маркшейдерии. Юлия Ивановна Чабдарова, окончившая Казахский горно-металлургический институт на год позже Жамал Мусагалиевны, вспоминала о том, как летним погожим днем 1946 года невысокая худенькая студентка защищала дипломный проект, о том, как Жамал заинтересовалась проблемами сдвижения горных пород. Научная работа в этом направлении, по существу, началась не так уж и давно – в тридцатые годы, когда на горном факультете недавно организованного Казахского горно-металлургического института начались исследования по выбору наиболее рациональных систем подземной добычи руды. И Жамал страстно захотела научиться «видеть» не только процессы, которые происходят на поверхности, но и в толще угольных массивов.

Диналла Мусагалиевна Жиенкулова – младшая сестра Жамал Мусагалиевны – рассказывала, как члены экзаменационной комиссии внимательно вслушивались в слова будущего крупного ученого. Председатель выпускной комиссии Иван Захарович Лысенко, директор Института горного дела Академии наук КазССР, позд­равляя ее с высшим баллом, сказал: «Мы бы хотели, чтобы вы остались в академии для научной работы. Ваша защита убедила нас, что вы обладаете терпением, упорством, любовью к науке».

Поэтому неудивительно, что всего через три года после окончания института, в 1949 году, молодой Жамал доверили вести самостоятельно научную работу на шахтах промышленного участка Карагандинского бассейна. Именно здесь начинаются истоки ее научного труда, сделавшего ее знаменитой. По результатам проведенных работ Жамал Канлыбаева защитила кандидатскую диссертацию. Позже, в 1954 году, ее перевели в Институт горного дела заведующим отделом маркшейдерии, которым она руководила до 1974-го – последнего года своей жизни. Здесь под ее руководством началась разработка знаменитого метода, основанного на использовании радиоактивных изотопов. Обобщив результаты многолетних исследований, Жамал Мусагалиевна в 1965 году успешно защитила докторскую работу…

Как вспоминала Алмаша Аренова, старшая дочь Арыстана Канлыбаева (родного брата Жамал Канлыбаевой), ее тетя тоже была старшим ребенком в семье первого директора Литфонда КазССР Мусагали Канлыбаева. Родилась Жамал в Семипалатинске в 1923 году. Осенью 1940 года она поступила на гидрогеологическое отделение Горного института. «В нашей семье рассказывали, что в первом же семестре Жамал Мусагалиевна перевелась на маркшейдерское отделение, так как там было труднее учиться, а значит, интереснее для нее», – добавила Алмаша.

Училась Жамал в трудные военные годы и вместе с матерью поднимала своих младших братьев и сест­ру. Огромной поддержкой для нее были письма отца с фронта, в которых он каждый раз убеждал дочь в пользе науки: «Держись, дочка… для этого и стоим мы здесь насмерть!» Она оправдала доверие отца и заставила науку служить людям.

Дочь Жамал Канлыбаевой – Гульнара Абулгазина, музыковед, профессор, блестяще окончившая консерваторию им. П. И. Чайковского в Москве, – рассказала о маме, какой она была в семье, о том, как она смогла быстро и самостоятельно освоить английский язык. После всемирной славы, обрушившейся на Жамал, английский был необходим, так как ее стали приглашать читать лекции на горных факультетах университетов в Ньюкасле, Шеффилде, Ноттингеме, Лондоне и Париже. Кроме того, Жамал Мусагалиевна брала уроки японского языка, а вечерами подсаживалась к пианино и вместе с любимой дочерью Гульнарой занималась музыкой!

С именем Жамал Канлыбаевой неразрывно связано определение «первый». Кроме того, что она является первой казашкой и первой тюркской женщиной, посвятившей свою жизнь горному делу, она стала первой из женщин, кто спустился в английскую шахту. А также первой из женщин, которой оказали почести в Академии горного дела во Фрайберге (Германия) и за лучший доклад присудили звание почетного горняка города.

На родине Жамал Канлыбаева была награждена «Знаком Почета», юбилейной медалью «За доблестный труд», почетными грамотами Верховного Совета КазССР. Ее основные научно-тео­ретические изыскания опубликованы в 65 монографиях, статьях и брошюрах, вышедших в свет в республиканских, союзных и зарубежных изданиях.

Она ушла из жизни в 50 лет, многое не завершив из задуманного. Хотя и того, что успела сделать, с лихвой хватило бы для научной биографии не одного ученого.

Раушан ШУЛЕМБАЕВА,

Алматы