Астана 25 °С Алматы 24 °С
Свежий выпуск

​Вспоминая Мориса Симашко

Его называли человеком, в котором жила история. И действительно, Морис Симашко обладал уникальным даром проникать через века и эпохи, соединяя ихмежду собой.

Елена Брусиловская

Сквозь пространство и время

Народному писателю Казах­стана, лауреату Президентской премии мира и духовного согласия, Литературной премии им. Абая, номинанту международного ПЕН-клуба на Нобелевскую премию по литературе была посвящена встреча в Национальной библиотеке в Алматы. Так, как сообщил руководитель ассоциа­ции еврейских национальных организаций РК «Мицва», член Совета Ассамблеи народа Казахстана Александр Барон, решили отметить 93-ю годовщину со дня рождения Мориса Симашко (1924–2000) – одного из основателей школы нового исторического романа в Центральной Азии. Симашко – автор 20 книг, изданных рекордными тиражами более чем на 40 языках, по его сценариям поставлено около 10 фильмов.

– Морис Симашко был и остается выдающимся прозаиком, который, по словам Мурата Ауэ­зова, умел проникать в иные миры, – отметила, выступая на встрече, автор книги о писателе, заведующая отделом аналитики и внешних литературных связей Института литературы и искусст­ва им. М. Ауэзова Светлана Ананье­ва. – Мировые цивилизации, древние, но в то же время остро современные, сошлись в его ярких художественных произведениях, публицистической прозе «Дорога на святую землю», книге, которая родилась из поездок с нашим Президентом. В ней Морис Давидович размышляет о вечных вопросах, о проблемах, которые актуальны и в ХХI веке. Одной из основных тем его творчества была идея евразийства.

– Симашко был знаковой фигурой в литературе Казахстана, его хорошо знали далеко за пределами республики, – сказала член Союза писателей РК поэтесса Любовь Шашкова. – Морис Давидович – первый казахстанский автор, опубликовавшийся в самом солидном и популярном советском литературном журнале «Новый мир». Он был самым переводимым казахстанским писателем и на Западе, не случайно во Франции его называли «Морис Симашко, открывший Восток». Он действительно открыл Восток, и не только Западу, но и нам. Мне доводилось брать у него интервью в начале 90-х годов, когда рушились империи, и помню, он говорил, что его интерес к истории не случаен: истории свойственно повторяться, поэтому люди должны знать ее и извлекать из нее уроки. Его маленькая повесть о султане Бейбарсе – это пример огромной любви к своей стране. Помните знаменитые слова Бейбарса о том, что лучше быть подошвой горы у себя на родине, чем горой на чужбине? Эти пророческие слова Симашко подтвердил своей судьбой: по семейным обстоятельствам он вынужден был уехать в Израиль, где вскоре и умер, потому что не смог жить без своей родины, без Казахстана, с которым был связан всеми корнями.

Дружба на всю жизнь

Один из близких друзей Мориса Давидовича, участник Великой Отечественной войны, член Ассамблеи народа Казахстана Лео­нид Гирш рассказал, как судьба свела их, двух вчерашних фронтовиков, в далеком послевоенном 1947 году в небольшом туркменском городке Мары. Морис Давидович получил сюда назначение после учебы на факультете журналистики КазГУ им. С. Кирова, а до этого он окончил еще и Одесский учительский институт. В Марах Симашко работал корреспондентом областной газеты и преподавал историю древнего мира и средних веков в пединституте. А 22-летний лейтенант Леонид Гирш оказался в этом городке вместе со своим 5-м гвардейским механизированным корпусом, где он служил во время войны и который после победы был передислоцирован в Туркестанский военный округ.

Причем познакомились они при довольно необычных обстоя­тельствах. Леонид Гирш решил приобрести гражданскую профессию и поступил в Марах на заочное отделение исторического факультета пединститута.

– Учебу приходилось совмещать с довольно напряженной службой, и у меня образовалась задолженность как раз по истории древнего мира и средних веков. Спрашиваю в деканате: «Кому сдавать?» Отвечают: «Есть у нас такой преподаватель Шамис, вот ему». (Симашко – писательский псевдоним Мориса Давидовича. Он перевернул свою фамилию – Шамис, добавив к ней окончание -ко). Захожу в аудиторию – сидит за столом худенький молодой человек в линялой гимнастерочке, перетянутой ремнем, причем гимнастерка явно военного образца. Мы разговорились, забыли даже про зачеты, которые он мне в итоге автоматом поставил. С Морисом мы были одногодками. Стали дружить, позже и семьями, – вспоминал Леонид Юзефович.

Однажды Морис Симашко сказал своему другу Леониду Гиршу, что написал пьесу «На крайнем юге». Ведь именно в этих краях когда-то проходило войско Александра Македонского, более того, в Мерве (так тогда назывались Мары) была стоянка великого полководца. Симашко отдал свою пьесу в Министерство культуры в Ашхабаде, и ее сразу приняли к постановке в Марыйском областном драматическом театре. Премьера прошла с большим успехом, пьеса получила высокую оценку на республиканском конкурсе. Симашко заметили, пригласили в Ашхабад, и он стал работать в республиканской русскоязычной газете «Туркменская искра», активно занялся и литературой.

Два десятка романов и повестей, написанные Морисом Давидовичем, можно сравнить с древними степными курганами, под которыми, как он был уверен, таятся истоки всех сегодняшних социальных процессов. Например, в романе «Маздак» прослеживается природа нынешних катаклизмов Востока, в романе «Емшан» впервые поднимается тема манкуртства, в «Искушении Фраги» вскрывается суть отношений творца с абсолютной властью...

Порой не только история, но и жизнь самого Мориса Давидовича становилась сюжетом его произведений. Пронзительные рассказы «Писание по Бондарю» и «Бербека» связаны с детскими впечатлениями, а повесть «Гу-га» появилась после встречи с бывшим однополчанином. Вспоминая о товарищах по военно-авиацион­ной школе, Морис пишет о том, как он воевал в штрафбате. И что примечательно, повесть эта была первой в советской литературе книгой о штрафных батальонах. Позже она была экранизирована на Одесской киностудии.

Но больше всего, конечно, Мориса Давидовича волновали судьбы Востока, способы государственного устройства, отношения политики и культуры, идея всечеловеческого братства и страшное зло всех времен – терроризм. Темы эти присутствуют едва ли не в каждом его произведении. Ими пронизан и «Четвертый Рим», начатая в Алматы и законченная в Израиле книга, в которой Морис Симашко как бы подытожил свою жизнь. Это – книга-исповедь, книга-завещание.

«Четвертый Рим»

Судьба этой книги оказалась непростой. Морис Давидович ушел из жизни, не успев ее издать. Уже будучи в Израиле, он прислал рукопись Леониду Гиршу, усилиями которого она и вышла в свет. Первые главы книги с подачи классика казахской литературы Абди-Жамила Нурпеисова были напечатаны в журнале казахстанского ПЕН-клуба «Тан-Шолпан» в 2002 году с прекрасным предисловием писателя Герольда Бельгера. Что же касается полного издания «Четвертого Рима», то вот что рассказал руководитель киностудии «ИКС-Б» заслуженный деятель искусств РК Александр Головинский, фильм которого «Миры Мориса Симашко» был показан участникам встречи:

– Когда я решил снимать фильм о Морисе Симашко, эта его книга, вернее, рукопись, и стала тем стержнем, на базе которого мой московский друг, сценарист Сережа Русаков написал сценарий. Тогда же возникла идея – к 90-летнему юбилею Симашко издать «Четвертый Рим». К процессу подключился полковник, боевой человек Леонид Гирш. Он провел колоссальную работу: вышел на Ассамблею народа Казахстана, которая поддержала идею издания книги, потом обратился в Министерство культуры, добился, чтобы были выделены деньги. После смерти Мориса Симашко у него осталась дочь, которая живет в Израиле, и по закону ей принадлежат авторские права на издание книг, поэтому необходимо было получить ее согласие. Леонид Юзефович провел переговоры с Израилем, занимался оформлением большого количества документов. Все это требовало не только много времени, но и сил. В результате книга была издана. Я считаю, что со стороны полковника Гирша это был очередной подвиг, но теперь уже гражданский, который он совершил в память об ушедшем друге.

…В 1999 году Морис Симашко уехал в Израиль к детям и внуку. Ему было 75 лет, но прожил он на земле обетованной всего год.

– Он очень скучал по Казахстану, – подчеркнул Леонид Гирш, – и умер накануне нового XXI века.

Когда из жизни уходит большой человек, а тем более писатель такого масштаба, как Морис Симашко, с ним уходит и его Мир. Но нам остаются его книги и память о нем.

11:12 , 14 Апреля 2017
0
94
Подписка

Читайте также

Оставить комментарий

Заглавные и строчные буквы считаются разными симоволами

Популярное