Астана -1 °С Алматы 2 °С
Свежий выпуск

​Фонтан из слез и обманутых надежд

Поэтический рассказ о различных ликах любви – страсти, ревности, жестокости и нежности – в премьерном спектакле на сцене ГАТОБ им. Абая.

Впервые на сцене нашего театра «Бахчисарайский фонтан» был поставлен в далеком 1942 году балетмейстером Юрием Ковалевым, дирижером Федором Кузьмичом и художником Анатолием Ненашевым. Спектакль в числе первых ознаменовал рождение казахского классического балетного искусства. Главные партии тогда исполнили Наталья Викентьева (Мария), Юрий Ковалев (Вацлав), Нурсулу Тапалова (Зарема) и Алмас Бекбосынов (Нурали). В годы Великой Отечественной войны в партии Марии здесь блистала великая Галина Уланова. Балет на сцене нашего театра возобновлялся дважды: в 1958-м постановку осуществил сам автор балета Ростислав Захаров, а в 1981 году – Ярослав Сех. В редакции пос­леднего спектакль шел на протяжении трех десятилетий. И вот очередное возрождение балета на сцене ГАТОБ им. Абая. «Бахчисарайский фонтан» – редко исполняемый спектакль. И на сегодня он, если перефразировать слова героя бандитской саги «Бригада», идет только у нас и на сцене знаменитой Мариинки.

Нынешнюю премьеру посвятили памяти народного артиста СССР Рамазана Бапова и юбилею заслуженной артистки Казах­стана Людмилы Рудаковой. Поздравительное письмо от имени министра культуры и спорта Арыстанбека Мухамедиулы в адрес юбилярши зачитал директор театра Аскар Бурибаев. В нем, в частности, говорилось о том, что достичь таких высот в профессии Людмиле Рудаковой помогли только ее многогранный талант, работоспособность и преданность любимому делу. Сама Людмила Георгиевна, несмотря на преклонный возраст, все также легка в движении, все также горделиво держит осанку прима-балерины. Утопающая в цветах заслуженная артистка пожелала спектаклю долгой жизни. Лучшего напутствия для новой постановки и придумать нельзя.

Творческий союз художника-постановщика Вячеслава Окунева, балетмейстера Гульжан Туткибаевой и дирижера Ерболата Ахмедьярова обратил на себя внимание зрителей еще по комическому балету Лео Делиба «Коппелия». Вот и на этот раз трио из больших мастеров своего дела выдало на суд публики еще один великолепный спектакль. Драматическое полотно в трех действиях держало в напряжении зал до последнего аккорда. Сценография Окунева – от европейского замка до восточного гарема – это точно выверенные детали без излишней помпезнос­ти и блеска. Блистают золотом и парчой костюмы наложниц, блистают своим мас­терством артисты балета. Этого блеска хватило с лихвой.

Хан Гирей Амира Жексенбека настолько выразителен даже в своем безмолвии – в его отточенных движениях аристократическая стать, в глазах – знакомые обычному простолюдину страсть, желание и страх быть отверг­нутым.

Мария в исполнении Асель Аскаровой настолько трепетна в своих чувствах, насколько непреклонен в защите своей любви Вацлав Азамата Аскарова. Гульжан Туткибаева наполнила их дуэтные партии новыми штрихами и нюансами. Асель Аскарова убедительна во всем – ее Мария так тонко и изящно передает всю гамму пережитых ею чувств – от безмятежной любви нежной княжны до безутешного горя и отчаяния гаремной пленницы.

Притягателен и образ ее неожиданной соперницы Заремы – любимой наложницы Гирея до появления в гареме Марии. Малике Ельчибаевой удалось воплотить всю противоречивость положения своей героини. В ее танце и страсть отвергнутой, но не смирившейся женщины, и смятение, и обида, и борьба. За убийство Марии ее по приказу хана Гирея сбрасывают с дворцовой башни, но даже в последнюю минуту перед смертью она остается несломленной: все должны запомнить ее такой – красивой, гордой и любящей. А ее трепещущая на ветру прозрачная накидка как символ непостоянства и призрачности любви перед броском в вечность – одна из самых сильных сцен.

Еще один яркий и искрометный в своем мастерстве образ военачальника Нурали удалось воплотить Архату Аширбеку. Его герой временами по военному прямолинеен, но даже он в своей суровости отступает в преклонении перед силой любви и безутешным горем своего господина. Язык его танца сочный, броский, красочный, отточенный до мельчайших деталей.

В последней картине спектакля убитый горем хан Гирей склоняется под струями фонтана, ставшего для него источником слез, бессилия и обманутых надежд. Но шквал аплодисментов восторженной публики от великолепной постановки послужил красноречивым свидетельством тому, что зрители в своих ожиданиях не обманулись…

Автор:
Уак Манбетеев
12:17 , 20 Октября 2017
0
1125
Подписка

Оставить комментарий

Заглавные и строчные буквы считаются разными симоволами

Популярное