Астана 10 °С Алматы 13 °С
Главная страница

Салтанат Ахметова: У публики не должно быть ощущения, что пение – это каторжный труд

Солистка Государственного театра оперы и балета Astana Opera Салтанат Ахметова в списке финалистов проекта «Большая опера» на телеканале «Россия К» («Культура») значится под номером «1». Накануне решающего голосования певица рассказала, как шла работа над программой.
Фото © Игорь Бургандинов
– Салтанат, как на вас вышли организаторы проекта, где услышали вас?

– Главный шеф-редактор проекта Ольга Петелина, видимо, послушала мою прошлогоднюю запись с конкурса Neue Stimmen в Гютерсло (Германия), связалась с пресс-службой Astana Opera и пригласила в начале сентября на отборочное прослушивание.

– Много у вас было конкурентов?

– Не знаю. Я пришла точно к назначенному времени, отпела и ушла.

– Произведение на прослушивание выбирали сами?

– Да. Я спела Царицу ночи из «Волшебной флейты» Моцарта. Сидевший в жюри Дмитрий Бертман попросил меня исполнить арию еще раз, но показать героиню с другим характером (вероятно, чтобы проверить мои артистические способности). Ему, видимо, понравилось, и так я попала на проект.

– В каком режиме вы там работали?

– Мы записали первую передачу за 4 дня. Через неделю я прилетела еще на 7 дней, чтобы сделать 2 новых выпуска. После этого трое конкурсантов «отсеялись». Спустя неделю за 10 дней мы записали еще 3 передачи. А потом возникла непредвиденная ситуация, когда я должна была покинуть проект, чтобы отправиться в мировое турне с театром Astana Opera. Но в Министерстве культуры и спорта посчитали, что для Казахстана важнее, если я продолжу представлять страну на этом проекте. И, как оказалось, не зря – я вышла в финал.

– Вы уже записали все, кроме итоговой передачи?

– Да. Последняя передача пройдет 29 ноя­бря в прямом эфире из Большого зала Московской консерватории. Жюри уже не станет оценивать наши выступления, будут учитываться только голоса телезрителей, которые и определят победителя.

– Кого из своих коллег-конкурсантов вы считаете самым «опасным» конкурентом?

– Я не рассматриваю их как конкурентов. С самого первого дня мы все подружились, у нас сложились очень теплые отношения. И даже с теми, кто уже покинул проект, продолжаем общаться, переписываемся. Считаю, что победы достоин любой участник, в том числе и покинувшие проект, потому что у всех ребят сильные, красивые голоса. Если бы формат соревнования был другой и все 10 человек шли до финала, борьба оказалась бы более острой, интересной. Это же конкурс: сегодня Фортуна улыбнется одному, а завтра –  другому. И оценивается ведь не только голос, но и драматический талант. Жюри смотрит, как держишься, как себя подаешь, понимаешь ли то, о чем поешь… Кто-то выигрывает за счет тембра голоса, а кто-то – за счет актерской игры.

– Дирижер Фабио Мастранжело сказал, что у вас безупречный итальянский язык. Как долго вы стажировались в Италии?

– Почти 4 года.

– Думаю, это дает певцу сильное преимущество…

– В итальянском репертуаре – несомненно. Человек, который знает язык и понимает, на какое слово приходится смысловое ударение в каждой конкретной ситуации, конечно, имеет преимущество.

– Было приятно, что вы несколько раз на протяжении проекта называли имя своего педагога – народной артистки Казахстана Хорлан Калиламбековой. Какую роль она сыграла в вашем профессиональном становлении и как помогала во время проекта?

– Она – моя вторая мамочка еще со времен учебы в Академии музыки и, конечно, сыграла огромную роль в моем становлении как певицы. У нее особый педагогический подход: своих студентов она учит не только вокалу, но и актерской игре. При этом сама – прекрасная певица и очень интересно работает над образом. Хорлан Ихсановна всегда меня поддерживает. С той ситуацией, когда нужно было покинуть проект и уехать с театром на зарубежные гастроли, я смирилась. Конечно, очень расстроилась, потому что в «Большой опере» такие интересные люди, сильные впечатления, ко мне все очень хорошо относятся… И хотя уставала работать в таком напряженном ритме, я получала огромное удовольствие от общения. Было жаль уходить из проекта. Тогда Хорлан Ихсановна позвонила в министерство, и все разрешилось.

– Члены жюри – замечательные певицы Елена Образцова и Галина Калинина, режиссер Дмитрий Бертман и экс-директор Венской оперы Иоанн Холендер – очень сердечно относятся к конкурсантам. Была ли у вас возможность за кулисами проекта пообщаться с ними, спросить совета?

– Единственный раз удалось поговорить только после записи последней на сегодня передачи. И тогда мы с ними фотографировались, просили совета, причем не только по вокалу. Я разговаривала с Иоанном Холендером, который как опытный менеджер многое может подсказать.

– Он из всех членов жюри казался самым суровым –  трижды не отдал вам свой голос.

– Я в этом ничего плохого не вижу. Г-н Холендер видел и слышал стольких мировых знаменитостей, что не считает нужным сюсюкаться с нами. У него, как у менеджера, более холодный рассудок. И это правильно. Когда на тебя льют елей, то ты можешь расслабиться, а когда кто-то журит – это заставляет собраться и работать над собой.

– А вам уже поступили какие-то предложения?

– Поступили. Я надеюсь, что «Большая опера» откроет для меня какие-то новые двери. Но в любом случае я остаюсь патриотом своей страны и, где бы ни пела, буду представлять Казахстан и свой театр Astana Opera.

– Кто ваши самые преданные болельщики?

–  В первую очередь, конечно, семья. Мама по нескольку раз смотрит все выпуски, показывает гостям… Когда у меня что-то не получается и даже, бывает, приходит мысль бросить пение, тогда первый человек, который приводит меня в чувство, заставляет поверить в себя, не дает сдаваться, ругает, если я опускаю руки, – это мама.

– Как вы думаете, на вашу карьеру в театре повлияет участие в «Большой опере»?

– На карьеру в театре повлияет, скорее всего, не проект, а расширение репертуара, если начнут ставиться спектакли, в которых я буду участвовать. Мы – молодой театр, нужно время, чтобы наработать репертуар. Со временем, думаю, все будет хорошо.

–  Ваш голос определяется как колоратурное сопрано?

– Уже в последний год стажировки в Италии и потом на первой передаче «Большой оперы» меня позиционировали как драматическую колоратуру.

– Я слышала определение «легкое сопрано». Не знаю, насколько оно верное, но когда слышишь ваше пение, то очень хочется использовать именно его, потому что кажется, будто вы не прилагаете никаких усилий. Поете, как дышите…

– Это только кажется! (Смеется.) Но если так, то все правильно – у публики не должно быть ощущения, что пение – это каторжный труд.

– Успехов вам!

P.S. Чтобы наша соотечественница Салтанат Ахметова стала победителем в международном проекте «Большая опера», нужно нам, казахстанцам, дружно проголосовать за нее до 29 ноября. Для этого необходимо отправить SMS-сообщение на номер 7375, набрав цифру «1».
 

Автор:
Елена КУЗНЕЦОВА
23:34, 26 Ноября 2014
0
279
Подписка

Популярное

Читайте также

Оставить комментарий

Заглавные и строчные буквы считаются разными симоволами